сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Смайлики



1234567891011121314151617181920
 222324

21

Пользуясь терминологией завхоза Баранова, Ромашка теперь «реально попал». Без уточнения, куда именно, — в этом Геннадий Андреевич был совершенно уверен. Давно пора прекращать всю эту клоунаду, — лениво размышлял он под неистовые аплодисменты, доносившиеся из актового зала. — От этих его роликов на линолеуме матовые следы остаются, между прочим. А ребятня все стенки уже залепила идиотскими лыбящимися рожами — как бишь их там зовут? Маслята что ли? Или мыслики? — Баранов безотчётно связывал возникающие тут и там значки из жёваной жвачки с концертами клоуна Ромашки, привносящего в размеренную жизнь школы идеологический бардак, чуждое Геннадию Андреевичу мировоззрение. — Это же просто какая-то настенная половая распущенность, — ругался он вполголоса, отковыривая очередной смайлик, на этот раз с зелёной перегородки в туалете для мальчиков. — Не дети, а чистые уроды!.. Маслята, блять!..

Концерт закончился, актовый зал постепенно пустел. Ромашка собрал свой реквизит и загрузил его в старенькую Волгу-универсал, принадлежавшую учителю труда, Петру Иванычу, — эту видавшую виды машину трудовик купил после её списания из автопарка «Скорой помощи». По давней дружбе с Баландиными — когда-то все вместе работали в одной школе — он безотказно помогал им автотранспортом, соглашаясь брать деньги только за бензин. Отправив отца с дядей Петей домой, Коленька вернулся в школьный вестибюль, где его поджидала стайка детишек: на семь часов была назначена клоунская вечеринка в кафе «Буратино».

Это была его частная инициатива — мероприятие, не предусмотренное договором со школьной администрацией и проводимое, соответственно, на личные средства артиста. «Пропиваем гонорар», — шутил Ромашка, заказывая десяток молочных коктейлей и мороженое с малиновым сиропом. Вдобавок к этому из бездонной клоунской сумки на стол выкатывались мандарины с яблоками, служившие не только реквизитом, но и угощением. В каком-то смысле импровизированный банкет был продолжением Ромашкиного концерта. Поэтому он с прежней интонацией ведущего предложил своим гостям следующий конкурс. Раздав всем по крупному апельсину и столовому ножу, клоун сказал:

— Смотрите, когда я срезаю тонкий верхний слой апельсиновой шкурки, получается светлая линия, — Коленька прошёлся ножиком по окружности, снимая с плода ровное оранжевое колечко. — Что это будет, я пока не знаю, — задумчиво произнёс он. — Но мне, например, хочется провести во все стороны лучи. — Клоун стал срезать с апельсина узенькие полоски, похожие на лепестки. — А вы можете изобразить что-то другое…

Ловкость его пальцев была заразительна — дети тоже похватали ножики и принялись превращать свои фрукты в объёмные графические объекты: тут был и теннисный мяч, и голова китайского мальчика, и земной шар, и водолазный шлем, и кроличья мордочка. А Саша Соколова не срезала со своего апельсина ни единого кусочка кожуры — она, наоборот, прикрепила к нему кожурки от чужих плодов, и получился милый осьминожка со щупальцами — осталось только добавить маленькие глазки. Глядя на неё, Даша Смирнова изобразила голову панка с роскошным рыжим ирокезом. Сам Ромашка сновал меж детьми, на ходу жонглируя несколькими мандаринами. Пяток мамочек, из тех, чьи дети попали в число приглашённых, сидели в сторонке за отдельным столиком — артист предварительно договорился с ними о полном нейтралитете до окончания сейшена. Они заказали себе по чашке кофе и болтали о своём.

Второй пункт клоун-пати носил название «Артистическая уборная», говорящее само за себя: на столе появлялись краски, кисти, ватные палочки и прочие лицедейские атрибуты с замысловатыми названиями. В роли мастера-гримёра выступал сам Ромашка; живописным материалом служил театральный грим, лицо выбиралось посредством простой считалочки (Ты — моя Маруся, ты меня не бойся, я тебя не укушу, ты не беспокойся!), а свободные от действа дети становились консультантами-имиджмейкерами: они предлагали, в кого лучше воплотить следующего «актёра», и давали практические советы в процессе живописьма по физиономии.

И если начиналось всё, как водится, с Диснеевских принцесс, то потом всплывали и не столь явные девчоночьи фавориты: Розовая Пантера, чёрное Чучело-Мяучило, пятнистые Далматинцы… Неизменным успехом пользовались Мью, Пикачу и прочие покемоны. Но попадались иной раз воистину блаженно-просветлённые дети, тяготеющие к неочевидному — своего рода диковинкам, таким, например, как щенок Потэто или котёнок Утамару. Кому-нибудь это и показалось бы странным, но только не Коленьке, — как раз потому, что он сам питал слабость к такой экзотике, как неспелая малышня. Ибо что мы ищем в тех, кого обожаем и хотим, если не отражение собственной души. Озерцо, в которое можно поглядеться. Или, возможно, омут…

Когда все уже переставали помнить свои настоящие имена, будучи превращёнными из мальчиков и девочек в зайчиков и белочек, а также иных баснословных и феерических существ, Ромашка торжественно объявлял: «А теперь — кинооо!» Из мандариновой сумки извлекался изрядно потёртый клоунский ноутбук, и цветные мультяшки, облепив Коленьку со всех сторон, таращили свои изумлённые глазища в чудесный плоский экран, за которым сквозило сущее зазеркалье: клоун частенько показывал такое, что вряд ли возможно отыскать в программах телепередач или репертуарах кино. Он был неравнодушен к японской анимации. Но и не только — в Ромашкиной фильмотеке водились экранизации сказок Андерсена, Кэрролла, Линдгрен, Сергея Козлова и целая коллекция любимых мультиков детства: «Каникулы в Простоквашино», «Бременские музыканты», «Пони бегает по кругу», «Девочка и Дельфин»... Сегодня он показывал своим гостям одну из своих любимых полнометражек — «Мой сосед Тоторо».

Дети охотно смотрели и новые, и давно забытые фильмы. Здесь, в этой клоунской компании, им всё виделось волшебным — ведь и сами они были уже не простыми Сашами и Ксюшами, а странствующими актёрами знаменитого Баландинского балагана, несущего на своём шатре два смайлика: радости и печали. Или это был один и тот же смайлик? Улыбка, незаметно превращающаяся в слёзы? Линия рта, неожиданно меняющая направление изгиба с положительного на отрицательное…

Как будто иллюстрируя это, Ромашка испугался и скуксился, как ребёнок, которого поймали с поличным — с открытой банкой малинового варенья, украденного из родительского буфета, — ещё бы, он изготовил отмычку и отворил запретную дверцу, негодный мальчишка! В качестве малины в данном случае вырисовывались несколько размалёванных препубертатных девочек, которые сидели у него на коленях и плечах, обняв руками за шею; одна же доверчиво прислонилась цветной щекой к подбородку клоуна. Коленька сразу сник и чуть не заплакал, едва увидев вошедших — двух милиционеров с целой свитой штатских, — всех их объединяло одинаковое выражение лица, совсем не шуточное, а, напротив, очень серьёзное и сосредоточенное. Эти люди выглядели поразительно целеустремлёнными, как если бы очень ясно видели перед собой цель, к которой сейчас устремились. Этой их целью, если не сказать мишенью, был Николай Баландин. Клоун-педофил.

Первым делом удалили детей, переписав всех поимённо, — было забавно наблюдать, как загримированные девочки и мальчики оторопело припоминают свои паспортные имена и фамилии, не понимая, почему вдруг кончился праздник и чего от них хотят эти серьёзные дяди и тёти. Всё помещение кафе вмиг потускнело, как если бы выключили софиты; детские голоса разом смолкли, и в этой образовавшейся глухой пустоте стал слышен дребезжащий скрежет задвигаемых стульев; и даже почудилось, что через приоткрытую кухонную дверь пахнуло тухлой капустой.

В присутствии понятых изъяли компьютер, диски, перетрясли сумку. Составили какие-то описи, акты, показав какие-то удостоверения, постановления, — в процессуальные нормы Коленька врубался не больше, чем Сашенька Соколова, раскрашенная под мышку-норушку. Ему говорили: «подпишите здесь», — он подписывал. Какой-то молодой человек с бейджем «ПРЕССА» на груди усердно фотографировал, меняя ракурсы. Несколько удачных крупных планов он сделал, когда на запястьях артиста защёлкивали наручники, — всё было точно, как в телепередаче «Дежурная часть».

Ромашка даже поймал ощущение, будто он играет роль преступника в сцене задержания, и стоящий чуть поодаль высокий дядька в тёмных очках скоро скажет в мегафон: «Стоп, снято! Всем спасибо, все свободны!», — но тот отчего-то всё медлил, вероятно, не находя игру актёров достаточно убедительной. Коленька вдруг потерял ориентацию, как будто забыв текст сценария и даже не понимая, на чьей он стороне, и где вообще линия фронта, — эти люди то и дело произносили вполголоса слово «педофил», но он никак не брал в толк, почему у них при этом такие свирепые глаза и брезгливые гримасы, и от этого ему хотелось отрицать, что он педофил. С таким же успехом они могли, брызжа слюной, называть его «клоуном».

Но он был именно клоуном и именно педофилом, понеже до сих пор не понимал, почему это нельзя. Что в этом плохого? И вот они пришли и сказали: преступник. Мразь. Как реагировать? Коленька по аналогии вспомнил чей-то рассказ о службе в армии: молодого солдата в подразделении часто обзывают «сынком». Это считается унизительным, обидным, если старослужащий сказал тебе: ссынок, бля… — слово произносится с растяжкой, чтобы звучало как можно более оскорбительно, походя на «сосунок» и «ссунок» одновременно. При этом вся вина «сынка» состоит в том, что он новобранец, вновь прибывший, не знающий службы, хотя подразумевается: не знающий жизни вообще. Но ведь по этой ущербной логике можно и ребёнка обвинить в том, что он ещё ребёнок, — главное произнести это слово с оскорбительной интонацией: ррр-ебёнок! И брезгливо так поморщиться. В точности так, как эти раздражённые чужие люди вышёптывают из себя это язвительное: пидда-ффил, бля…


1234567891011121314151617181920
 222324

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.