сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Смайлики



1234567 91011121314151617181920
21222324

8

Сын вернулся в осиротевшую без мамки квартиру к осунувшемуся от горя отцу — тот знал, что обратного пути Машеньке уже нет: CANCER… — было начертано неразборчивой врачебной скорописью в направлении на госпитализацию, но для него эта латинская вокабула казалась высеченной маюскулом на гранитной плите — этот роковой диагноз обжалованию не подлежал. А подлежал неукоснительному исполнению в течение полугода со дня опубликования — это стало известно со слов лечащего врача, и было возможно лишь уменьшить страдания мученицы Марии в оставшиеся ей дни.

В больницу отец с сыном ходили по очереди, как на работу: день дежурил один, день — другой. Пришлось освоить не только санитарское ремесло, но и сестринское, — медперсонала в клинике катастрофически не хватало. А мама временами стонала от боли так, что без пантопона было уже не обойтись: метастазы рвали её внутренности. Ромашка научился колоть внутривенно — дежурная сестра Валя ему доверяла и требовала только возвращать вместе со стерилизатором пустую ампулу: препараты морфинной группы проходили по журналу строгой отчётности.

Мария лежала в палате смертников уже больше месяца. Стоял головокружительный апрель с его прозрачным утренним маревом, щебетаньем, карканьем, пароходными гудками и ослепительным солнцем, играющим бликами на высокой воде. Коленька в тот день опоздал, пришёл уже в одиннадцатом часу, поэтому торопился убраться и покормить маму до утреннего обхода. На тумбочке стояла тарелка с остывшим больничным завтраком: бледно-серый осклизлый ком перловки, напоминавший удалённую раковую опухоль, — как препарат для демонстрации студентам по онкохирургии. Есть это мама, как обычно, отказалась. Последнее время она была совсем плоха: говорила очень тихо и не всегда внятно, но сегодня как будто даже лучше, чем всю последнюю неделю.

— Очень больно, — произнесла она отчётливо, глядя прямо в глаза Коленьке, и улыбнулась. — Утром укол… Валя сделала. Но совсем не помог… — Я с ней поговорю, попрошу ещё один, — пообещал Ромашка, беря мать за руку. — Ты пописала? — Она молча кивнула. — Давай сейчас покушаем. Я принёс детское пюре, яблоко с черносливом, хочешь? — Та помотала головой: — Нет. Можно, я потом, на обед? — И, не дожидаясь ответа, сказала: — Сходи к Вале…

Ромашка вышел из палаты, нашёл сестру и практически без слов, используя мимику, жест и позу, донёс до неё свою просьбу: помоги, боль невозможная! Та, сильно артикулируя, но почти беззвучно ответила:

— Коля, морфетиков нету, все кончились! Заведующий сказал колоть транквилизаторы! Блять!

Тот, ошарашенный, припал к стене — холодной щербатой стене больничного коридора: как же так?! Это ж всё равно, что резать по живому! Хуже: делать полостную операцию без наркоза! А вместо скальпеля взять зубило! Ох, тошненько! Тошненько, тошненько…

Он пробегал по городу полдня в поисках наркотика, тряся рецептом перед непроницаемыми стёклами аптечных павильонов. Нужные препараты найти удалось, но только из-под прилавка и за большие деньги. Денег не было. За последний год Баландины исчерпали последние запасы, даже набрали долгов. Потом продали деревенский дом, оставшийся в наследство от бабушки с дедушкой. Потом обручальные кольца. И, наконец, иконы. Пришёл капец, звездец и трындец. Блять! Ромашка вернулся в клинику. Та же лестница. Коридор. Палата. Тумбочка. Ком перловки. Кровать. Мать.

Она лежала с открытыми глазами. Худая. Серая. Страшная. Его мать. Она плакала. Почти беззвучно. Почти. Только подвывала, как раненая собака. Увидела сына.

— Коень… Коенька… Неагу… Пааги… Коенька…

Коридор. Пост. Сестра Валя.

— Вскипяти шприц. Я уколю. — Достал? — Угу.

Когда он пришёл к матери со стерилизатором, она была без сознания. Болевой шок. Через минуту открыла глаза: — Коень…

Рука. Локоть. Жгут. Взгляд. Надежда. Благодарность. Слёзы. Она поняла?

Ромашка сделал ей инъекцию в вену: три кубика воздуха. Спёртого больничного воздуха, которым мать задыхалась уже и без этого укола.

Через несколько минут всё было кончено. Пока мама была в агонии, Коленька взял двумя руками её голову и прижал к груди. Как маленькую.

Марию не вскрывали. Баландины подписали бумагу с просьбой не производить патологоанатомическое исследование. Всем и так было всё ясно: CANCER.


1234567 91011121314151617181920
21222324

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.