сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Смайлики



123456 891011121314151617181920
21222324

7

Монастырская жизнь чудесным образом поглотила Ромашку целиком: он медитативно читал молитвы, пел псалмы, выполнял послушания, словом, отдал себя тому содержанию, которое требует полного смирения, так что, возможно, с такой же покорностью Коленька читал бы воинский Устав, пел строевые песни и отрабатывал наряды, когда судьбе было бы угодно призвать его не в обитель, а на армейскую службу после отбраковки любимой девушкой, — настолько парализована была тогда его воля, лишённая единственно верного стимула — любви.

Вокруг заунывно и монотонно талдычили о любви к Богу и занимали себя самоотверженным доказательством этой любви — Коленьке было всё равно. Вместе с тающим в памяти ликом Ани Веткиной он как будто утратил некий внутренний орган, наполняющий кровь радостной силой, и на месте этого органа теперь чернела страшная воронка, которую надо было обходить стороной, чтобы ненароком не оступиться. Со временем эта сосущее место стало подзарастать, образуя на поверхности зыбкую трясинку, связавшуюся в Ромашкиной душе с девичьим коварством и примитивной женской практичностью — атрибутами земной житейской науки, которая нередко передаётся от матерей по наследству дочерям, в качестве приданого.

Для Ромашки же это болотце стало безусловной приметой заурядной бабьей хитрости — места ненадёжного и даже опасного, где если и не провалишься в хлипкую топь, то уж непременно порежешься острой осокой или нанюхаешься какого-нибудь болиголова. Вместе с этим в Коленьке жила сладкая тоска по нежным полевым цветам, незабудкам, которых ещё не сразу и разглядишь среди простой травы, — эти цветы были словно дети, которые растут сами по себе, под солнцем, ветрами, дождями и до которых садоводам нет никакого дела. Такие простые дети даже снились, бывало, послушнику Николаю в его тихой монастырской келье: он играл с ними в догонялки, показывал разные фокусы и даже носил на руках по вольным летним лужайкам, поросшим белой ромашкой. Быть может, таким образом просыпалась заиндевелая душа Коленьки, обращаясь в своё доветкинское — предшествовавшее Ане Веткиной — деревенское прошлое, когда десяти- двенадцатилетним мальчиком коротал он свои каникулы в беззаботных летних ссылках у бабушки с дедушкой: рубленая изба, русская печь, чёрный потолок, низенькие оконца в тюлевых занавесках и восьмилетняя соседская девчушка Надя, прибегавшая по сто раз на дню, стоило братьям Баландиным показаться на местном горизонте в один из светлых июньских вечеров.

Коленька давно уж и позабыл обстоятельства тех первых детских нежностей: однажды, например, они с Наденькой заснули в обнимку после обеда на сеновале — она была в длинном светлом платье, перешитом из мамкиного — и когда он, ласково расцепив на своей шее её ручонки, встал в туалет, то с изумлением увидел, что подол Надиного платья задрался до самого пояса, и на девочке нет больше ничего — даже трусиков: беленькая детская попка доверчиво открылась его мальчишескому взору… Коленька, быть может, и забыл. Но душа его помнила. Помнила и светилась надеждой, что земное счастье возможно. И что любовь его бегает лесными тропинками, играя с ним в пятнашки, падает навзничь на земляничных пригорках, ловя губами маленькие алые ягодки, готовые растаять на языке, даруя нёбу душистую мякоть.

Прошло несколько лет Ромашкиной монастырской жизни, и вот уже будущий инок Николай, выполняя послушание по колке дров, лихо жонглировал колотыми берёзовыми полешками, неуловимым движением посылая их в сторону, где они послушно складывались в аккуратную поленицу, — Коленька, казалось, воскрес, превращаясь из заживо обречённых снова в местного шута, клоуна-затейника с дурацким, но добрым выражением лица. Батюшка Павел был даже несколько озадачен: не нравилось ему преображение насельника Николая, не та прекрасная грусть осеняла ныне его одухотворённый прежде лик, как будто бесовский огонёк зажёгся в глазах рядового послушника Баландина. Претензий, впрочем, он к нему не выказал — лишь поглядывал на своего подопечного искоса да исподлобья. Но вздохнул с облегчением, когда Ромашкин отец обратился к нему с нижайшей просьбой: верните нам Коленьку — жена слегла, и без сына теперь не справиться, никак уже теперь нам без сына!..

Пока Ромашка улаживал увольнение из монастыря, отрабатывая большое «дембельское» послушание, мать увезли по скорой: открылось внутреннее кровотечение. На следующее утро отец Павел выдал бывшему уже послушнику документы вкупе с денежным довольствием в размере трёх тысяч рублей и осенил крестом, пожелав служить Господу в свету — верой и правдой.


123456 891011121314151617181920
21222324

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.