сегодня 24 апреля, среда. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Школьный роман



123456 8910

7

Игры малолетних девочек всегда вызывали в сердце Семипалатникова горячее умиление. Часто мучительное — из-за невозможности принять участие в этих более или менее невинных шалостях. Вероятно поэтому, получив в руки роль, о которой он мог только мечтать, учитель — или, точнее, лицо его заменяющее, поскольку об учительстве своём он позабыл уже напрочь — отдался ей всецело.

— Начнём со спины, — повелительно изрёк он, и она, ставшая теперь его рабыней и жертвой, покорно повиновалась: глядя на своего хозяина кротко и влажно, девочка перевернулась и упёрлась в дно коленями и локтями, подставляя ему свою узкую спинку, изящным изгибом уходящую в остатки пены, из которой ниже по течению вытарчивали две округлые выпуклости, — как раз на них он и обрушил струящиеся потоки воды, сметающие пену и обнажающие таким образом немыслимую гладкость лоснящихся влагой полушарий — не иначе как сами боги воздавали ему за долготерпение.

Неужели их воздаяние может быть более сладостным, — подумал он. И в этот момент заслужил наш упрёк, ибо не дано ровеснику Аси Согласьевой осознать масштаб принимаемого им дара — досаднейшая несправедливость. Или досаднейшее недоразумение, но факт неоспоримый: для любого мальчишки сей дар не краше мыльного пузыря, лопающегося от любого прикосновения.

В качестве лирического отступления приведу иллюстрацию к сказанному посредством загадки: кто сделал — тот продал; кто купил — тому не нужно; кому нужно — тот молчит. Отгадку дам в эпилоге. Поэтому разгадавшие могут не тратить далее своё драгоценное время — вы и так уже всё знаете…

Так вот в чём дело, — продолжал думать учитель, — мы вечно желаем быть кем-то, кем мы не являемся. Действительно, будь я хоть той же Глафирой — и мне бы за это ничего не было. Ровным счётом ничего — ну, может, вызвали бы на педсовет. Совсем потеряла совесть! — гундела бы завуч Кукозова. — Устроила влажную оргию в ванной! С участием несовершеннолетней школьницы! — Двух несовершеннолетних, — возразила бы я. — Тем более! — орала бы та.

Воистину: счастливейшая профессия — актёр. Живёшь себе чужие жизни, причём так, что сам в это веришь. И тысячи людей обливаются слезами, и рукоплещут тебе стоя — когда ты, убивший старушку, выходишь с окровавленным топором на авансцену. Цветы, овации, крики «браво». На бис убиваешь ещё парочку — иначе не отпускают…

Ну ладно, Глафира так Глафира. Подружке позволено всё — даже направить дождик промеж этих дивных полушарий, куда сбиваются остатки пены, как залёживается в складках местности последний апрельский снежок: на лугах уж зеленеет травка, а в овражках ещё белеет зима. Но прольются тёплые ливни — и снегов как не бывало. Природа мудрее человека: запрещай — не запрещай приход весны, она придёт, не спросившись.

И ливни грянули, посылаемые рукою громовержца. И зазвенели весёлые струи, забарабанили по долинам и ущельям, унося с собой потоки талых вод. И затрепетали под кожицей земли семена трав, и дали они ростки. И зудом отозвалась почва, вдохновлённая зарождением зелени, и хотела сама Земля, чтоб боронили её и пахали. А ливни всё лили и лили, и тревожили ливни пашню…

Увлечённый поэтическими метафорами герой нашего повествования, однако, при всей нашей любви к литературе, заслуживает снова порицания. Ибо в описанном эпизоде он далее повёл себя как учитель, но не как Учитель, коего востребуют, взыскуют от жизни все на свете Ученики. И уж, конечно, обычные школьные ученики и ученицы. Он повёл себя как обычный школьный учитель — в худшем понимании, — как педагог, руководствующийся утверждённой программой, и, стало быть, не возлагающий на себя риска.

Ему, горько раскаявшемуся в финале, мы предложим альтернативный вариант поведения, который в его случае не был реализован, но посетил — и по сей день посещает — нашего героя в приходящих к нему сновидениях. Фабула мучающих его кошмаров, как правило, одна и та же — с небольшими лишь изменениями. Для нас важно, что Семипалатников в них видит себя со стороны — глазами Аси Согласьевой, лежащей в ванной под струями душа, о котором она сказала: классный у вас напор!..

— Начнём со спины! — повелительно изрекает девочка, вооружённая инструментом прямого воздействия.

Да, таков поворот сюжета сновидения: учитель тут — пассивный персонаж. Он — голенькая Ася Согласьева, местами одетая в белую пену. А со шлангом в руке, соответственно, активный персонаж, но тоже девочка Ася, одетая в светлые колготки и полосатый топик. И памятные чёрные ботики, из которых умилительно вытарчивают точёные ножки.

— Я сказала, со спины! — повторяет одетая Ася с нажимом.

Голенькая Ася, ставшая теперь рабыней и жертвой — вероятно, из-за отсутствия защищающего слоя одежды — покорно повинуется: перевернувшись, она упирается локтями и коленками в дно сосуда; при этом взгляд её кроток и влажен — она вся в ожидании того, что будет…

Заметка в бессознательном: всегда страшнее не знать, что будет. Но «страшнее» здесь означает «интереснее».

На спину обрушиваются струи дождя, барабанят по позвоночнику, машинным ритмом отзываясь повсюду: в голове, груди, руках и ногах, — кажется, что падающий дождь усиливает пульс. Вода омывает тело снаружи, кровь омывает его изнутри — потоки несутся по тебе наперегонки: кто быстрее защекочет жертву.

Ареал ливня перемещается поперёк спины, омывает правую лопатку, левую и мигрирует вниз, к пояснице. Экзекутору угодно задержаться на талии — он что-то об этом знает — и да, твои бока отзываются на падающие иглы воды сначала лёгкой дрожью, потом средней, а затем и дикой — поистине электрической: кажется что ты, подобно животному, дёргаешь кожей.

Ты ощущаешь, как мышцы на твоей талии рефлекторно сжимаются — не по твоей воле, ими управляет кто-то иной, не ты — твой мучитель. Дети ведь так и говорят: а ты поймай меня и помучай! Это одна из самых захватывающих игр мальчиков и, особенно, девочек допубертатного возраста. Впрочем, пубертатного тоже — только эти уже изощрённее…

Заметка в бессознательном: всегда интересно управлять не принадлежащим тебе телом. Или когда кто-то управляет твоим. «Интересно» и «страшно» здесь опять синонимы.

С талии дождик перекочёвывает ниже: теперь он бьёт своими струями в самые ягодицы — в то место, по которому шлёпают нас родители — читай: наши детские боги — поддают и ласково, и побольнее, это зависит от многого. Но по каким-то странным причинам в глубине души ты рад любому шлепку — вне зависимости от силы воздействия. А тут извольте: тёплый напористый ливень, который рвётся в твою сердцевину, норовя оросить нутро. Проникнуть в твои глубины — где жар сердца. Мучитель твой ищет щели, он целит скользить по слизистым — чтобы ты раскрылась настежь, впуская в себя Вселенную, — блистательный шанс объять необъятное. Не тут ли разгадка женской природы?..

И как рано девочка ощущает потребность открыться, впуская в себя Ливень? Или с этим чувством рождаются? Асе не надо знать ответов на эти вопросы — она просто выгибает спинку и раздвигает колени, подставляя себя под струи — предлагая им войти. Надо полагать, это аксиома: если ты Ася, то ты Согласьева. В противном случае тебя мало шлёпали по попке. Недошлёпали то есть в детстве…

Изверги — они на всю жизнь лишили тебя этого наслаждения. Но если не лишили, ты готов получать дар от любого опытного партнёра, управляющего твоим телом, — лишь бы ему, активному персонажу вашего романа, хотелось управлять. «Наслаждение Другого, — Другого с большой буквы, — наслаждение тела Другого, являющегося его символом, не является знаком любви», — сказал Жак Лакан в работе «О наслаждении». Не тебе надо любить своего хозяина — важно, чтобы он любил в тебе хозяйничать…

У тебя уже созрело предположение — или, лучше сказать, ощущение, — что этот кто-то, управляющий твоими реакциями, получает удовольствие оттого, что заставляет твоё тело реагировать. Он как бы испытывает его, ставит над ним своего рода биологические опыты, и его отношение к тебе сродни интересу учёного-экспериментатора к подопытному существу, как, например, Ивана Петровича Павлова к лабораторной собаке по кличке Рабур. Кажется, Рабур. Но, возможно, и Вася. Ты вглядываешься в лицо этого человека — хотя сейчас он, скорее, твой бог — о, да, его облик исполнен величия и высочайшего наслаждения. Так должен выглядеть Бог, который тебя любит…

И ты снова спрашиваешь себя: а любит ли собака Павлова своего Ивана Петровича? С Рабуром, безусловно, всё ясно: как же ему не любить хозяина! В случае Васи — или Аси, что не принципиально — стоит вникнуть в наше понимание любви. Ибо тут любовь — необходимый канал передачи опыта: только абсолютное доверие Ученика к Учителю даёт Учителю шанс изменить сознание Ученика. А научить — это и есть изменить сознание. Стать трамплином. Вот: любовь Ученика к Учителю — это доверие к Трамплину. Ученик совсем не обязан испытывать влечение к телу Учителя — но полное доверие непременно.

В идеальной Школе Учителю должны быть предоставлены абсолютные полномочия. Ведь если полномочий нет, он ни за что не отвечает. Точнее, не может отвечать за всё. А должен — как раз за всё. Разумеется, речь не идёт о какой-то реально существующей школе, которой никогда не дотянуться до идеала. Наша школа — это конвейер, штампующий стандартный продукт. Хотя, понятно, продукт не одинакового качества: на выходе — машины разных марок. И в разных комплектациях. Но всё это ширпотреб. От подлинного произведения искусства он отличается так же, как опель от бентли. Хочешь качества — найди Учителя. Приди к нему и скажи: возьмите. Возьмите меня, Иван Петрович, я буду вашей собакой. Собакой Павлова…

123456 8910

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви · Bagni Publici
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.