сегодня 23 февраля, воскресенье. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Школьный роман



123 5678910

4

Вторая четверть для Аси стала мучительно трудной. В её дневнике появились текущие двойки. Обеспокоенные родители поставили хорошую учёбу необходимым условием посещения литературного кружка — они знали, как Ася дорожит «Синей тетрадью». Последствия ультиматума были катастрофичными: девочка начала прогуливать как кружок, так и школу. Она задружилась с Глафирой Сидоровой, имевшей в школе скверную репутацию оторвы.

Год вообще выдался страшноватый: зимнее солнцестояние совпало с лунным затмением. Ася Согласьева в эту ночь не явилась домой — мобильник её не отвечал, родители висели на корвалоле. Утром позвонили Семипалатникову: так и так, сделайте что-нибудь. Но к обеду блудная дочь вернулась сама и, не произнеся ни слова, завалилась в постель.

Вечером к Согласьевым пришёл Василий Васильевич. Асю не будили, посидели на кухне, выпили чаю. Учитель больше слушал, чем говорил.

— Не понимаю, что с ней происходит, — сокрушалась мать. — Как дьявол в неё вселился… Ни дома ни черта не делает, ни в школе уже!..

Ей казалось: всё, что она понимает, идёт от бога, а что не понимает — от дьявола. Отец предлагал ужесточить меры. Распустили ребёнка, — раздражённо констатировал он. По ходу досталось и Семипалатникову — как носителю либерального мировоззрения, замешанного на поэтическом декадансе. Учитель уже на половине первой чашки осознал всю глубину противоречий, раздирающих семью Согласьевых, — такого он повидал сполна.

Пресловутый конфликт поколений может быть разрешён не иначе как через сексуальную революцию, — хотел процитировать он писателя А. Локиса, но промолчал. Опять же по малодушию, хотя думал, что руководствуясь здравым смыслом. Вместо этого он сказал:

— Я, с вашего позволения, попробую побеседовать с Асей.

— Конечно-конечно, — отвечала мать, хватаясь за соломинку, — пойдёмте, я вас провожу.

Младшая Согласьева сладко сопела под пледом, не раздевшись, — как пришла, так и упала. Семипалатников осмотрел комнату, потрогал корешки книжек — он так и предполагал: Бунин, Мандельштам, Ахматова… Цветаева, Набоков, Окуджава. На школьной полке, среди словарей, учебников и конспектов его взгляд безошибочно выхватил ультрамариновую обложку их общей тетради. Учитель взял её в руки и стал осторожно перелистывать страницы. Перед ним мелькали стихи, даты, его ответные тексты — простые и рифмованные, — два года их трогательной рукописной дружбы.

Последний раз он держал эту тетрадку пару месяцев назад, нет чуть более, перед первым сентября — они делились ощущениями наступающей осени:


И август император приглашает
На праздник изобилия. Бокалы
Наполнить разноцветным виноградом
Неистовым, душистым, терпким, шалым.
Но отчего же празднику не рад он?..


Потом шла значительная пауза. Конец октября был отмечен несколькими строчками, которым решительно не повезло: их писали, зачёркивали, снова писали, но потом замарывали уже навечно — какая-то осенняя слякоть, каляга, распутица. В ноябре Ася сделала единственную запись:

Улетели листья с тополей —
Повторилась в мире неизбежность…
Не жалей ты листья, не жалей,
А жалей любовь мою и нежность!
Пусть деревья голые стоят,
Не кляни ты шумные метели!
Разве в этом кто-то виноват,
Что с деревьев листья улетели?


Знакомые стихи, но не Асины, — подумал Василий Васильевич. — Чьи же?..

В середине декабря появилось ещё одно стихотворение — тоже чужое. Учитель помнил автора — Анна Ахматова:

Самые темные дни в году
Светлыми стать должны.
Я для сравнения слов не найду —
Так твои губы нежны.

Только глаза подымать не смей,
Жизнь мою храня.
Первых фиалок они светлей,
А смертельные для меня.

Вот поняла, что не надо слов,
Оснеженные ветки легки…
Сети уже разостлал птицелов
На берегу реки.


Василий Васильевич хотел поставить тетрадь на место, но потом не удержался и написал в конце ещё один стих.

Владимир Набоков

Мечтал я о тебе так часто, так давно,
за много лет до нашей встречи,
когда сидел один, и кралась ночь в окно,
и перемигивались свечи.

И книгу о любви, о дымке над Невой,
о неге роз и море мглистом
я перелистывал, и чуял образ твой
в стихе восторженном и чистом.

Дни юности моей, хмельные сны земли,
мне в этот миг волшебно-звонкий
казались жалкими, как мошки, что ползли
в янтарном блеске по клеенке.

Я звал тебя, я ждал. Шли годы. Я бродил
по склонам жизни каменистым
и в горькие часы твой образ находил
в стихе восторженном и чистом.

И ныне, наяву ты легкая пришла,
и вспоминаю суеверно,
как те глубокие созвучья-зеркала
тебя предсказывали верно.


Он не поставил дату — просто вернул синюю тетрадь на прежнее место и присел рядом с Асей на узенькую тахту. Погладил её по голове. Спит. Приоткрыла ротик, как будто хочет что-то сказать. С минуту он смотрел на неё, потом неслышно встал и вышел из комнаты, осторожно притворив за собой дверь.

— Решил не будить… Пусть выспится, — негромко сказал он Асиной маме. — Вы лучше даже не говорите, что я заходил, ладно? Скажите, что звонил. И, знаете, сделайте ей больничный. До конца недели. В смысле, справочку… Пусть отдохнёт…

— Так ей же двойки исправлять надо! Это же последняя неделя четверти — получит за полугодие трояки! — возражала та.

— Ничего, пусть будут трояки. Не самое в жизни страшное…

123 5678910

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви · Bagni Publici · Смерть Междометьева · Пелевин и пустота · Сладкая смерть
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.