сегодня 17 февраля, воскресенье. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Родинка
(геоэротический роман)



1234 67891011121314151617

5

Уход Малевича в чёрную дыру небытия Кристя переживала как смену времён года: вчера ещё лоснилось золотом ласковое бабье лето, а ночью вдруг нагрянул холодный антициклон, в одночасье уничтоживший колорит картины — и в утренней раме окна затемнели резкие силуэты голых, будто бы обгорелых деревьев, а цветная земля под ними уж начерно забелена высыпавшим поутру крупяным снежком. Недописанный вчерашний пейзаж так и остался навсегда в этюднике — как засушенный между страницами недочитанной книжки красный кленовый лист детства.

Исследовать окружающий Космос Кристе пришлось теперь в одиночку: у неё не было ни подруги, ни друга — по крайней мере, такого, — кто отвечал бы её уровню восприятия. Как-то так вышло, что Кристина легче понимала взрослых, чем ровесников: с одноклассниками она всегда была немного надменна и никогда — близка. В массе своей Кристя находила детский коллектив скопищем обезьян и посещала школу исключительно по необходимости. «Обезьяны» относились к ней соответственно, наклеив на Кристину спину ярлык белой вороны, воображалы, а то и просто дуры, трахнутой на всю голову. Она же в свою очередь воспринимала это как свидетельство того, что на сверстников магическая сила её родинки попросту не распространяется, и не искала приятия в обезьянниках своего детства.

Хотя и среди приматов попадались иногда те, кто поглядывал в сторону Кристи с явным интересом, а то и с нескрываемой завистью. Только у неё не было времени с ними разбираться — она вечно куда-то спешила. Быть может, к грезившему где-то вдали ослепительно белому Мини Куперу, который она получила в подарок на восемнадцатилетие?.. Уже классе в третьем Кристина заметила за собой любопытное свойство: внутри у неё возникает сладостное волнение от звука работающего мотора — утробно урчащего на малых оборотах и вдруг взвывающего по восходящей до высоко звенящих тонов взлетающего реактивного самолёта, переходящих в режущий уши пронзительный свист. Который странным образом связан со звучанием запрещённого слова секс.

До Кристиного слуха то и дело долетал таинственный шелест этого словечка, произносимого всегда полушёпотом, — однако оно оставалось лишь волнующим душу звуком, пронзительно свистящим, как готовящаяся к прыжку кобра: ссс-е-кссс…, — от которого у неё даже учащалось сердцебиение. И, что любопытно, биение пульса Кристя ощущала не только в груди и висках, что было бы совершенно естественно, но и в самом чувствительном месте письки, которое обычно приятно зудит, когда, например, качаешься на поваленной осинке, усевшись на неё верхом. Или, за неимением осинки, просто на ручке кресла — Кристя облюбовала папино старинное кресло с удобными подлокотниками, отделанными гладкой чёрной кожей, — тереться об такую штуку было до умопомрачения приятно — она практиковала это ещё с детского садика.

А теперь вдруг обнаружилось, что можно извлечь из этого занятия ещё больше удовольствия, если тихонько шептать одними губами: ссс-е-кссс… ссс-е-кссс… Образ раскачивающейся перед прыжком кобры был при этом более чем уместен, учитывая характер движений, которые кобра делает язычком, часто-часто высовывая его наружу — угрожающе остро и влажно, как будто в тебя прицеливаясь.

Независимо от регулярных занятий сексом с папиным креслом, Кристя давно подметила, что её тело — и особенно то, что спрятано в трусики, — весьма интересует большинство мужчин, включая и некоторых незнакомых мальчишек, самые наглые из которых норовят заглянуть ей под юбку, а то и зажать пятернёй её чувствительную межножную мякоть, что, с одной стороны, конечно, возмущало, но с другой было сродни тому, что ей нравилось во взаимодействии с поваленной осинкой, кожаным подлокотником кресла и даже, возможно, той опасности, что исходит от язычка раскачивающейся кобры. И определённо сопряжено со звучанием слова секс.

Кристя не могла не замечать, что многие взрослые — не только мужчины, но и женщины — то и дело стараются к ней прикоснуться: обнять её, прижать к себе и даже незаметно потискать, — то есть ведут себя подобно художнику Малевичу, но гораздо более осторожно, вероятно, не будучи такими же, как он, радикальными авангардистами, смело отвергающими общепринятые правила. Шаг за шагом Кристины наблюдения оформлялись в смутно осознаваемую тенденцию — как будто весь окружающий мир помышляет залезть ей в трусы с целью узнать: что там?

И к десяти с половиной годам Кристина Родинцова вполне ясно поняла, что именно тут, под трусами, у неё между ног и находится та первопричина, которая порождает всеобщий интерес и одновременно вызывает её собственные, ни с чем не сравнимые ощущения. Вот тогда-то она, однажды оставшись в квартире одна, заперлась у себя в комнате, сняла колготки с трусиками, присела на корточки и с помощью маленького косметического зеркальца исследовала свою промежность.

В этот знаменательный день Кристина узнала, что её писька — вещь столь же красивая, сколь и загадочная. То есть ровно то, что все остальные знали про Кристину письку давным-давно, задолго до этого дня. Она, правда, связала своё впечатление с той замечательной родинкой, которая отличала Кристю от других девочек, в чём была отчасти права. И уже в дальнейшем к тем, кто западал на её родинку, Кристя относилась по меньшей мере с пониманием или даже сочувствием, как бы осознавая себя носительницей некоей уникальной принадлежности. И в этом она тоже была права. Но опять же отчасти.

Ибо всякий зачарованный созерцатель её интимной природной татуировки, будь то мужчина или женщина, неизменно был тронут открывшимся ему символом Кристиной невинности — нежно-розовым лоскутом девственной ткани с прелестным каплевидным зевом в середине, манящим несусветной глубиной — словно тёмный омут неведомого. То была настоящая родинка — родина человека или даже человечества. Всё остальное в сравнении с этой глубиной можно было приравнять к аксессуарам — более или менее дорогим, более или менее броским, более или менее престижным.


1234 67891011121314151617

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви · Bagni Publici
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.