сегодня 18 августа, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Процедурная
Специальная версия для внеклассного чтения на чердаках и в подвалах



 234567

1

В шесть утра остро и больно разорвал тишину резкий звонок. Не размыкая век, он хлопнул наугад по будильнику, но звук не исчез. Сульфидов щелкнул выключателем настольной лампы, приподнялся на локте и понял: звонит не будильник, а мобильник.

— Ду! — со сна гнусаво ответил он.

— Извините, Рашит Ильясович, — умоляющим тоном сказала трубка (он узнал голос дежурной сестры Наташи). — Больную привезли три часа назад. Никак не можем успокоить. Уже всех тут перекусала!.. Сначала…

— Сколько лет? — раздраженно перебил Сульфидов.

— Одиннадцать полных. Аминазин…

— Не надо. Свяжите мокрыми простынями. Я скоро буду…

Повесив трубку, доктор крякнул, прокашливаясь, и сильным движением сбросил с дивана ноги — как гимнаст при соскоке с параллельных брусьев. Свежий утренний сквозняк тащил в приоткрытую форточку горелую горечь промзоны. Начинался обычный рабочий день, последний день осени.

Через сорок пять минут Сульфидов уже вставлял особый психиатрический ключ в скважину массивной двери третьего буйного отделения детской психоневрологической клиники номер N.

— Где она? — не здороваясь, спросил он, толкнув дверь ординаторской. Медсестра и две грубоватые санитарки, сидевшие за круглым столом с красными кружками Nescafe в руках, повскакивали со своих мест и засуетились.

— В надзорную её положили, там Нина Углова сейчас на посту…

Сульфидов энергично двинулся вдоль коридора к палате строгого надзора; за ним следом, стараясь не отставать, засеменили сотрудницы.

Доктор был невысок, коренаст, если не сказать кряжист, фигурой своею походя на детёныша орангутанга: слишком длинные руки его доставали чуть ли не до колен, а коротковатые кривые ноги ступали мощно и цепко, увлекая за собой наклонённое вперёд широкое туловище, которое вихлялось при ходьбе то вправо, то влево. Невысокий лоб был обрамлён лесом коротких чёрных волос, который рос на удивление густо, так что даже вблизи опушки лба массив этот виделся непроходимой тёмной чащей без надежды на выход.

Смотрел доктор всегда исподлобья и не мигая, отчего собеседнику сразу становилось не по себе — редкий человек мог выдержать этот холодный острый взгляд, которым, казалось, тот мог поранить, как «розочкой» тёмно-зелёного бутылочного стекла: такого цвета были глаза Сульфидова.

Перед палатой доктор остановился и пропустил вперёд сестру.

— Откройте, — бросил он.

Наташа звякнула ключами и отворила дверь. Пахнуло лизолом с примесью бельевого склада. Они вошли внутрь. За спиной Сульфидова опять лязгнул металлом дверной замок.

Большое зарешеченное окно палаты было ещё синим в этот ранний час. Потолочные светильники излучали холодновато-белый свет, ровный и безжизненный. Шесть железных коек, намертво привинченных к бетонному полу, имели плавно закруглённые дугообразные спинки, окрашенные белой эмалью. Четыре места были свободны; на пятой кровати лежало нечто, с головой укрытое грязно-синим шерстяным одеялом — оно не шевелилось.

Зато на последней, шестой койке, не переставая билось безобразное маленькое существо с коротко стриженой рыжеватой головкой. Перекошенное гримасой страдания бледное лицо разрывал остервенело-обезьяний оскал; однако сторонний наблюдатель затруднился бы сказать, гнев или отчаяние выражает это лицо — ясно лишь было, что оно несёт на себе печать чего-то не вполне человеческого, но животного.

Руки и ноги больной, перехваченные жгутами из скрученных простыней, имели мёртвенно-голубоватый оттенок отекших конечностей, и только тонкая шея, торчащая из серой больничной пижамы, натужно багровела, вздуваясь синими жилами. Из открытой пасти то и дело вырывались гортанные звуки — абсолютно нечленораздельные, под стать выражению глаз — то умоляющие, то угрожающие:

— Лягадии… Вааа!.. Ааа!.. Гуемаа!.. Ааа!..

Ярко-алые губы девочки, распухшие от постоянных прикусов, дополнял свежий кровоподтек в углу рта; щеки и нос покрывали многочисленные царапины, некоторые из них кровоточили, а кое-где темнели островки запекшейся крови.

Сульфидов приблизился к больной, двумя руками взял её череп и заглянул в глазницы, оттягивая вниз веки большим пальцем; затем положил левую ладонь девочке на лоб, а правой плотно обхватил затылок. Та притихла.

Доктор несколько раз глубоко вздохнул, с шумом выпуская наружу воздух, как если бы готовился поднять штангу, после чего, задержав дыхание, сильно сжал в ладонях голову и так держал её не менее полуминуты. Закончив воздействие, он встряхнул руки, резко бросив их вниз, и обмыл кисти под струями виртуального источника, потирая ладони одна об другую.

— Что кололи? — спросил он сестру, не поворачивая головы. И сразу же, не дослушав, распорядился: — В процедурную ее. Положите на топчан. С фиксацией.


 234567

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2012.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.