сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Поцелуй Родена
(Романчик)



12345 7891011121314151617181920
212223

6

Я изучаю ее, как энтомолог рассматривает под лупой стрекозу — тщательно, объективно, с жадным интересом исследователя, ученого-экспериментатора, страстно увлеченного феноменом. Есть ли тут место такому низменному чувству, как ревность? Более чем.

Сегодня с самого утра она умотала в Выборг — что-то там по работе. На этой неделе они с Родионом еще не встречались, и есть подозрение, что моя козочка использует эту поездку в своих гнусных целях, чтобы удовлетворить эту свою очаровательную похоть, — вожделение прямо-таки сочилось из ее глаз. Интересно, она планирует пораньше освободиться, чтобы поехать к нему домой, или возьмет его с собой — там можно вместе пообедать и потом прекрасно отдохнуть где-нибудь в ближайшем лесочке? Расслабиться, как говаривали проститутки с обочин: «Мужчина, расслабиться не желаете?»

Как истый садомазохист, я хочу знать все подробности — именно они меня возбуждают. В идеале было бы проследить за ней, но сегодня я не могу. Поэтому я пью кофе, курю сигарету за сигаретой и пытаюсь извлечь полезную информацию из известных мне деталей. Проходит час, второй, третий — мой завтрак явно затянулся. Звонить я не стану — с какой стати? Если она позвонит сама, я буду знать, что свидание сорвалось. Либо что всё уже закончилось — это я пойму по тембру ее голоса.

Но сейчас полная неизвестность: она с одинаковым успехом может париться в пробке на въезде в город или лежать на травке возле ручья, сжимая между бедрами его член — это ее любимое фишка, имеющая корни в детских играх. У нас в пионерском лагере эта забава называлась «зажимание письки». Помнится, мне больше всего нравилось играть с Сонечкой Яблонской из шестого отряда, потому что она зажимала сильнее и жарче других. И как-то щекотнее — я помню это волшебное ощущение от ее бедер, шелковисто-гладких и чуть смуглых. Сейчас бы в тот лагерь…

В лагерном лазарете пахло жасмином пополам с карболкой: первый аромат исходил из открытого окна, второй — от свежевымытого дощатого пола. Теплый летний сквозняк раздувал белую марлевую занавеску, превращая ее в нежный прозрачный парус — это дуновение и этот сложный медицинский запах прочно связан в моей памяти со словом «лазарет».

Поначалу мы играли втроем: Марина Кудряшова, Соня Яблонская и я. Научила нас Соня — она часто болела простудами и принесла игру из детской больницы как своего рода инфекцию, некий непобедимый вирус, вскоре заразивший всех детей.

— Локки, после обеда приходи к нам в палату. Будем играть, — объявляла Соня в щелочку двери и тут же ее захлопывала.

В тихий час я послушно прокрадывался в палату к девочкам — она была рядом, за стенкой.

— Ну?

— Давай быстрей, закрывай дверь на швабру! — командовала Соня. — Сначала будешь с ней! — она указывала пальцем на Маринку, лежавшую на соседней койке. Та притворялась спящей, зажмурив оба глаза. Соня откидывала одеяло с ее ног. На полненькой белокожей Маринке были натянуты розовые трусы, сильно врезавшиеся в жирные ляжки. — Снимаем трусики! — Мы вдвоем с большим трудом освобождали ленивое влажное тело от этой тесной тряпицы, поскольку по правилам игры наши письки должны были быть голыми. — Теперь сам снимай штаны!

— Отвернись!

— Я закроюсь руками! — Соня прикладывала к глазам ладошки и держала их так, пока я выпрыгивал из полосатых пижамных брюк. Не отрывая рук от лица, но, тем не менее, вовремя, она командовала: — Теперь ложись на нее! — Я покорно ложился на неподвижное тело сверху, опираясь на локти, чтобы не уткнуться носом в сопливую Маринкину рожицу. Соня же, опустившись на колени, что-то делала с моими невинными еще гениталиями, пытаясь пристроить их в нужное место. Наконец, она сообщала: — Всё! Готово! Начинайте зажимать! — Моей письке становилось тепло и уютно. Только я всегда закрывал глаза, наверно потому, что мне было противно смотреть на сопящую и кашляющую Маринку. — Ну как, клёво? — азартно спрашивала Соня.

— Угумм, — не открывая рта и глаз, отвечал я.

— Ты должен говорить: «Ах ты, сука, ах ты, блять, я хочу тебя ебать!»

— Ахтысукаахтыблять, яхочутебяебать! — скороговоркой бубнил я, тоже входя в некоторый азарт. — Ахтысукаахтыблять, яхочутебяебать!

— А меня хочешь? — неожиданно спрашивала Соня. И не дожидаясь ответа, заявляла: — Всё, хватит, теперь я зажимаю, моя очередь! — Она с разбегу плюхалась на свою кровать и сама снимала трусики, изящно приподнимая попку. В отличие от Маринки трусы она носила белые, а на пухлом ее лобке виднелся едва различимый темненький пушок — мне нравилось и то, и другое. Я страстно хотел потрогать ее там, но стеснялся. — Локки, давай быстрее! Ложись на меня. — Я вскакивал с Маринки и ложился на Соню, бросив первую и даже не накрыв ее одеялом, — бледные Маринкины бедра маячили слева, пока я играл с Соней, которая снова некоторое время колдовала с моим подростковым отростком, составляя известную ей фигуру, если не сказать фигу. — Всё, давай! — шептала, наконец, она, прикрывая веки. — Она делала мне удивительно приятно, эта шустренькая смуглая девочка с большими грустными глазами. — Теперь говори!

— Ах ты, сука, ах ты, блять, я хочу тебя ебать! — в восторге мычал я.

— Можешь меня поцеловать, — разрешала Соня шепотом, чтобы не слышала Маринка.

— Вот еще! — упрямился я тоже шепотом. Мне казалось, что целоваться надо, только если влюбишься, а мы тут просто играем, в этом заштатном лагерном лазарете под парусом из прозрачной медицинской марли, вдыхая смешанный аромат жасмина с карболкой. «Зажимание письки», да, так это называлось. Мое первое пионерское лето…

Где же сейчас эта маленькая негодница, моя Мартышка? Я допиваю примерно двенадцатую чашку кофе и выкуриваю последнюю сигарету, когда звонит мобильник. Вздрагиваю и дрожащей рукой достаю трубку — это Шинкарев, мой школьный друг.

— Привет, ну как сегодня шашлычок у глухонемых? — спрашивает он ни с того, ни с сего.

— Что-что-что? — не понимаю я.

— Проезжал только что мимо, видел вашу машину на парковке возле шашлычницы…

— Ааа, вот оно что, — выдыхаю я. — Решили вот перекусить, да… Не хочешь составить компанию?

— Не могу, лечу в Рощино, опаздываю на встречу!

— Окей, продолжай слежку за нами. Но не забудь и про теннис!

— Ты тоже. Тренируйся! — шутит Шинкарев.

— Угумм, — отвечаю я. — Сейчас. Шашлыка только вот заглотну…

Великолепно. Единственное огорчение — сигареты кончились. А другого яда в доме нет…


12345 7891011121314151617181920
212223

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.