сегодня 24 июня, воскресенье. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Митя и Даша

Этот рассказ — мой первый литературный опыт. Сейчас, по прошествии лет, я вижу огрехи, свойственные начинающему писателю. Однако полностью переписывать этот текст мне не хочется. Пусть остаётся таким, каким был тогда я — немножко наивным, немножко заносчивым… В конце концов, нам же не стыдно, что когда-то мы были детьми. (Алёша Локис)

 2

1

Алексею Никитину,
радужному моему другу



Суббота... Это слово звучит для меня как обещание сюрприза. Как предчувствие волнующего приключения. Ведь приключение по-английски — аdventure! Авантюра, драйв, экшен, адреналин! Дикое желание, делающее человека сумасшедшим... Что это будет? Головокружительные виражи картинговой трассы?.. Пёстрые столбики фишек на зелёном сукне казино?.. Сногсшибательный водопад в фантастических кущах аквапарка?.. Обольстительный шёпот в полумраке ночного клуба?.. Или, быть может, лёгкий шелест листвы в старинной графской усадьбе, и вдруг, откуда ни возьмись, маленькая быстрая белочка, подстерегавшая тебя, чтобы доверчиво заглянуть в глаза: нет ли какого-то угощения?.. Истинный странник всегда найдёт дозу своего персонального наркотика. Причём, где угодно, даже в вагоне пригородной электрички.

Мне сегодня предстоит небольшое путешествие вдоль Финского залива. Вы конечно слышали: Солнечное, Репино, Комарово... Ну как же: «На недельку до второго я уеду в Комарово»! Да, названия сплошь известные и места дорогие, артистические. Курортное направление — этим всё сказано. Народ здесь по большей части праздный. Это не та когорта садоводов-огородников, что штурмует поезда с лопатами и мотыгами наперевес, — тут всё иначе…

Удача: я захожу в вагон одним из первых и выбираю местечко у окна, недалеко от входа — удобный наблюдательный пункт: мне хорошо видна платформа и раздвижные двери, откуда появляются новые пассажиры. Люблю чувствовать себя разведчиком — или шпионом? — среди прочих граждан: тайком вглядываться в их лица, угадывать их профессии, подслушивать их мысли. Большинство людей невнимательны — они смотрят, но не видят. Я другой среди них. Инопланетянин, если хотите…

Вот компания: два молодых человека с девушками. Наверняка это их первая совместная прогулка: говорят слишком много и слишком торопливо, как будто боятся пауз, — видимо, только вчера познакомились на дискотеке, а сегодня развивают успех, едут позагорать. Эти, скорее всего, в Солнечное… Следом пожилая супружеская чета, настоящие аристократы, типичные обитатели творческих дач, причём из тех, что не любят автомобили: для них поездка на электричке — как путешествие в молодость. В противовес первым, они немногословны — им нет нужды говорить: понимают друг друга с полувзгляда и полужеста. Эти, наверное, в Репино…

Вагон постепенно заполняется. В моём купе уютно располагается средних размеров дачная экспедиция. Трёхместный семейный экипаж: мама с двумя хорошенькими детишками, девочкой и мальчиком. Маме лет тридцать пять, не больше, — молодая сытая самка в самом соку. Она усаживается с краю, у прохода. Против меня устраивается её сынишка лет шести, серьёзный мальчуган с ясными голубыми глазами. Между ними, как положено по ранжиру, садится дочь. Навскидку ей десять-одиннадцать — будущая похитительница мужских сердец. Похоже, мне уже сегодня придётся нелегко…

Знакомый казённый монолог из потрескивающего динамика: «…ажаемые пассажиры! Наш поезд проследует до станции… со всеми остановками… в вагоне соблюдать чистоту и порядок…» — я не слушаю. Я наблюдаю за попутчиками. В первую очередь, за моей маленькой попутчицей. Поезд, надрывно завывая, набирает ход, а я неотрывно слежу за ней. Она относится к тому типу девочек, которые уже в этом возрасте обладают странной притягательностью. Как будто природа слегка приоткрывает завесу над будущим — сдвигает невзначай крайнюю карту своей колоды, и та оказывается козырной. Как бы нечаянно: вот, полюбуйтесь… Ведь физиологически эта девочка ещё ребёнок. Никаких намёков на припухлости в области грудной клетки. Или там, в тазовой области. Нет, ничего такого. Все атрибуты детскости ещё при ней: царапины на худеньких коленках, характерные чёрные каёмочки под неровно обгрызенными ногтями. Но что-то неуловимо волнующее присутствует под тоненькими скобками бровей, что-то восхитительно бесстыжее улавливается в рисунке смело очерченного рта. Да, именно губы девочки выдают некий замысел природы, её приманку, тайную цель: никого не оставить равнодушным! Быть может, это игра сочетаний? На разгадку этой шарады у меня будет около часа…

Мальчишка, её младший брат, тоже симпатяга: быстрые умные глаза, упрямый рот, худые мускулистые бёдра. Он сидит, как водится, у окошка и не переставая атакует сестрёнку вопросами, возникающими по мере чередования кадров за окном поезда. Мне приходит в голову, что вагон можно рассматривать как длинную узкую коробку, боковые стенки которой сделаны из развёрнутой фотоплёнки. Ну да, окна вагона — это просто экспонируемые слайды. И если глаз улавливает смазанность пролетающих мимо деревьев, заборов и крыш, значит надо уменьшить выдержку экспозиции…

Девочка излучает мощные лазерные импульсы из-под длинных тёмных ресниц. Или томных? Ресницы могут быть томными? Нет, томным бывает взгляд, когда он выражает томление. В этом возрасте — откуда?.. Но она явно догадывается, что именно взгляд — её главное секретное оружие. Сейчас идут испытания. Отработка синхронности, настройка точности, отладка длительности. Стреляя глазами, она успевает что-то рассказывать брату, склоняя ладненькую головку к его любопытному оттопыренному уху. Понятно, старшая сестра даёт пояснения к картинкам, снабжает слайды титрами.

Мама не участвует в этом процессе. Она лениво листает одноразовый бульварный журнал, купленный в вокзальном киоске, — типичное дорожное чтиво, пособие для целенаправленного убивания времени. Вот она добирается до кроссворда. Это то, что ей нужно: дама обожает самоутверждаться, заполняя сетку, состоящую из несчётного числа пустопорожних квадратиков. Её хобби — угадывать имена существительные, облечённые в наукообразные формулировки.

— Даша, дай ручку!

Дочь роется в маленькой розовой сумочке, висящей на длинном узком ремешке, и с независимым видом протягивает маме красный «Паркер». Пуск! На повороте головы ресницы звонко хлопают, и смертоносный пучок энергии направляется из-под них в мою сторону. Он попадает точно в ямочку под кадыком — место, где в критической ситуации больному делают трахеотомию, — и прожигает моё горло насквозь. Я пытаюсь совершить глотательное движение — безуспешно. Откуда им в этом возрасте известны болевые точки на теле мужчины? Объясните мне!.. Эта девочка окончила всего лишь три класса начальной школы. Сомневаюсь, что она сможет без ошибок написать слово «поражающий» или «испепеляющий» — эпитеты, которые по праву принадлежат её встроенному биологическому ресурсу, имеющему огромную убойную силу. В моём случае это оружие действует неотразимо.

Я не без усилия отрываю от неё взгляд и перевожу его на мать. Рядом с детьми дама являет собой просто жалкое зрелище. Отработанный материал. Отвалившаяся ступень ракеты. Размокший картонный футляр от драгоценного украшения. Да, именно: ненужная упаковка, которая в своё время была великолепна — когда-то, на витрине магазина. Полагаю, для новобрачных... Не поймите, пожалуйста, превратно: даже лицо старушки может выглядеть для меня достойно — если оно адекватно заявленным претензиям. Если это честное лицо! Если возраст — это не то, что человек стремится скрыть с помощью косметических спецсредств. Если меня не хотят обмануть: привлечь чем-то, чего нет в принципе.

Тут же всё наоборот: её теряющее форму тело, изрядно подёрнутое слоем обывательского жирка, туго затянуто в шелковистую тряпку; пустые самоуверенные глаза, густо оттенённые лиловой тенью, — как будто отсутствие смысла можно компенсировать богатством декора. И эти её губы! Она ведь абсолютно уверена, что её напомаженные алые губы выглядят очень привлекательно — она хочет соблазнять, обольщать своими губами! Убеждена, что все окружающие самцы обязаны реагировать на неё — физиологически!

Вот уж нет! Меня и под страхом смерти не заставишь поцеловать это чудовище в рот! Бррр… брот её… бутерброд какой-то, толстый двойной гамбургер, приправленный кетчупом. Типичный фастфуд. Представляю, как она жуёт пищу, и красный томатный соус проступает в уголках этого жрущего рта. Пахнет шавермой. Как можно хотеть поцеловать её в губы?.. Женщина приподнимает свой журнал, и я замечаю на её джинсах нелепое украшение, вышитое блёстками: червовое сердце и английское слово YES. Конечно — YES, кто бы сомневался… Постыдилась бы, дура безмозглая! С детьми всё-таки…

А девочку? Поцеловать девочку?.. Я перевожу взгляд обратно на дочь. «Даша»… А даст ли Даша? Игра слов. Корень «даш»? Или «да»? Они уже проходили это? Приставка — корень — суффикс — окончание… Конечно, это программа начальной школы. Второй класс, кажется. Или третий?.. Какая чудесная кожа. Слегка загорелое нежное лицо. Ничего лишнего. Только необходимое. Всё дышит, всё светится. Всё пульсирует. А какая ладонь! Не ладонь, конечно… Ладошка… Лапка… Отдам всё за возможность прикоснуться к ней губами! Готов умереть по прибытии в пункт назначения…

Вдруг Даша выдёргивает загорелые ножки из сандалий и ставит их на край сиденья. Затем с серьёзным видом натягивает подол платьица на колени, чтобы соблюсти правила приличия, — она ведь уже большая девочка! Практически никому, кроме меня, не видна эта душераздирающая картина с Дашиными шлифованными бёдрами, исчезающими в трогательных трусиках телесного цвета — они глубоко врезаются в маленькую промежность. Я прикрываю глаза. Это выше моих сил. Хочу ли я поцеловать девочку? За этот поцелуй я готов отдать жизнь уже на ближайшей станции. Пусть потом меня переедут колёса поезда. Пусть перережут моё тело острыми стальными краями. Зачем мне жить без неё?..

Я открываю глаза. Но я не могу разрешить себе смотреть туда. Я пробую смотреть на мальчика. Он не похож на сестру. Да, у него мамин разрез глаз. И нос тоже мамин. А Даша, видимо, похожа на папу… Нет, я не должен смотреть туда. Мне нельзя! Но не смотреть я тоже не могу! Трусики так плотно облепляют её тело, что ими практически можно пренебречь... Да, эти борцы с детской эротикой всё-таки правы. Следует вообще запретить детям обнажаться! Куда смотрит общественность? Где модератор, в конце концов? Детей надо одевать в бесформенные брезентовые комбинезоны с номерами на спине. И пусть они тогда хоть с утра до вечера поджимают под себя свои ножки…

Я заставляю себя снова перевести взгляд на братика. А вот его я мог бы поцеловать? Не формально, а как Дашу — в губы, глубоко, долго, вкусно? Хороший вопрос… Смотрю на мальчика. Проникаю в него. Не знаю… Это был бы фантастический эксперимент — у меня нет такого опыта. Но этого мальчика я бы, возможно, поцеловал. Узнал бы его вкус. Нет, не могу сказать, не мучайте. Сейчас не до него…

Замечаю лёгкое, едва заметное шевеление внизу. Ползу туда взглядом. Даша плавно перебирает пальцами ног — завораживающее зрелище! Некое таинственное медитативное упражнение. Волнообразное движение всей ступни, создаваемое синхронным смещением каждого пальчика. Какие длинные фаланги! На мгновение она широко растопыривает их, и тогда ступня становится похожей на ладонь обезьянки. Легко могу представить, как девочка цепляется за ветку дерева этой своей задней лапкой. Или берёт ею банан и непринуждённо подносит ко рту… Дай и мне кусить, маленькая…

Дашин рот — это загадка природы. Произведение искусства. Восьмое чудо света. Это ещё не женский рот, это рот ребёнка: может принадлежать как девочке, так и мальчику. Это просто нежный хищный рот. Всепоглощающий рот… Подозреваю, это рот её отца. Ну не матери же! Я начинаю тихо влюбляться в того, чей облик сохранился в лице девочки, влюбляться в черты его детскости. Таким он был в её возрасте. Лет тридцать назад. Возможно даже, мы с ним ровесники. Могли играть вместе где-нибудь в унылых закоулках социализма. И вот глаза, рот, нос того мальчишки проросли в дочери. Проросли во времени — в новый век.

Но — как? Как это возможно? Капелька мутной слизи? Генетика ничего мне не объясняет. Бросьте! Без божественного здесь не обошлось. Тут присутствует его любовь! Его энергия! И его любовь, его энергия заставляют меня мучиться сейчас. Магнетически притягивают мой восхищённый взгляд. Какой в этом смысл? Ну должен же быть смысл! Некий конструктив! Невозможно, чтобы мудрая природа просто игралась зарядами такой силы! Как дитя с электрической розеткой. Нет. Это чем-то обусловлено…

Я хочу. Ну отдадим себе отчёт: я хочу её. Я хочу иметь её всю. Не надо ухмыляться — иметь во всех смыслах, а не только в одном. Я люблю её беззаветно. И ничего кроме мне не нужно. Кроме этого существа женского пола с чертами её отца. Зачем? Спросите что-нибудь полегче. Чтобы быть с ней... Не поиметь, слышите? А быть!

Ооо! Могу себе представить, как вцепится мне в морду её мамаша! Вопьётся этими бордовыми ногтями и начнёт рвать с меня мясо, защищая свое дитя! Истерически визжа противным бабьим голосом, голосом младшего командира: «Мррась пидафильная!!!» Она отрывается от кроссворда:

— Даша! Сядь нормально!

Ну вот, пожалуйста. Именно это я и имел в виду… Ей бы только построить! Сержант при исполнении. В подразделении должен быть порядок. Койки — заправлены единообразно. Подушки — на одной линии с тумбочками! Ровнять по нитке!

— Ну мамм… Мне так удообно! — девочка хмурит чёрненькие бровки.

Я готов аплодировать. Ребёнок с достоинством заявляет о своих законных правах. Так держать, Даша! Это только начало, милая! В ближайшие пять-шесть лет тебе придётся неустанно бороться. Защищать свою независимость! Отвоёвывать её миллиметр за миллиметром.

Мать в сложном положении. Политическая акция «Дети за свои сексуальные свободы» происходит в общественном месте. Правительство не хочет идти на скандал — ведь это, несомненно, удар по престижу. В купе повисает напряжённая пауза. Если бы они знали, что решают сейчас вопрос, имеющий для меня принципиальное значение...

— Я же не в сандалиях! — дожимает свою позицию девочка. Вот умница!

У Даши довольно низкий голос. Голос ребёнка, но бархатисто-глубокий. Колоратурное сопрано?.. Я не должен выдавать своей заинтересованности в принятии решения. Будет идеально, если мне удастся на это время аннигилировать. Исчезнуть физически. Я прикрываю веки. Будь что будет.

 2

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2012.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.