сегодня 24 сентября, понедельник. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Гиперболоид инженера Яина



12 

3

Акт глубочайшего созерцания, в коем пребывал на корточках зачарованный Яин, был столь захватывающ, что он не сразу заметил чьё-то постороннее присутствие — что-то иное, не являющееся им, поселилось рядом, по эту сторону двери, и жило тут бок о бок с ним вот уже некоторое время: оно вздыхало, сопело и даже раз коснулось Яина плечом. Постепенно осознав, что он тут теперь не один, инженер не без досады прервался — необходимо было осведомиться, кого бог послал ему в соумышленники. И, отпрянув от окуляра, инженер нашёл в ближайшем своём окружении немолодого мужчину, частично прикрытого банной простынёй, — гражданин тоже глазел в дырочку яинской двери. Одной рукой он опирался о косяк, другая тонула в складках его одеяния, напоминавшего римскую тогу. Солидный из себя дядечка, отметил про себя Яин, выпрямляясь в рост и переминаясь на занемевших ногах. И, находя уместным в сложившейся ситуации что-то произнести, он, обращаясь будто бы к самому себе, вполголоса обронил:

— Одна малышня…

— Ну, во-первых, не скажите,
— вкрадчиво произнёс пожилой, охотно вступая в дискуссию. — Выбор, я бы сказал, обширный, на любой вкус. Смотря что, конечно, предпочитаете, — добавил он, обнаруживая в речи мягкую французскую картавость.

— А во-вторых? — осторожно осведомился инженер.

— Во-вторых, двумя этажами выше женская парилка. Где ровным счётом никакой малышни, — доказательно констатировал собеседник, не отрываясь от отверстия. — Я только что оттуда. Унылый целлюлитный натюрморт… У вас сигаретки не будет?

— Извините, не курю, — не без гордости заявил Яин. — Бросил...

— О, я регулярно бросаю, — отвечал мужчина, озаряясь светлой гагаринской улыбкой. — Но в такие моменты не могу отказать себе в допинге… — закончил он на выдохе, возвращая глаз к дырочке. — Ооох…

Яин попытался угадать, куда направлен взгляд соучастника, — запеленговать точку устремления его интереса.

— Где оох? — провокативно спросил он шёпотом.

— Нууу... Сами прекрасно видите… — в тон ему зашептал пожилой. — Разве вы пришли сюда не за тем же? Подглядывать за маленькими девочками, я полагаю… — простодушно изрёк он.

И вот эта его фраза, пронзившая тишину пространства, подействовала на Яина подобно ньютонову яблоку, ударившему в темечко: в инженерном его сознании вновь возник принцип устройства, которое я со своей лёгкой руки назвал гиперболоидом инженера Яина. Но на этот раз конструкция его была усложнена за счёт присутствия второго наблюдателя.

Математическая суть изобретения, будучи практически гениальной, состояла в простом умножении впечатления, получаемого каждым из двух наблюдателей, на само себя, а в общем случае — возведении этого впечатления в степень, равную числу смотрящих на объект: i в степени n, где переменная i обозначает собственно впечатление, а n — число наблюдателей.

Технически это могло быть реализовано как несколько подглядывающих через n дырочек в указанной двери и обменивающихся впечатлениями по эту её сторону. А уже получаемый от обмена эффект можно было ощутить что называется собственноручно — скользнув по простыне рукой вниз. Своей собственной или чужой. Именно это проделала рука гражданина, стоявшего рядом с Яиным, — она плавно перенеслась со своей простыни на соседскую и нежно пошарила по ней, пытаясь обнаружить, очевидно, датчик, регистрирующий этот самый эффект, открытый только что инженером. Нащупав прибор Яина, мужчина охватил его ладонью и наклонился к уху соседа.

— Совсем не хочу вас обидеть, — зашептал он ласково, — но обратите внимание: у вас совершенно детская писька. Вот вы и высматриваете узенькие щёлочки мокрощёлок, — рассудительно продолжал он, сжимая пальцами тонкий колышек инженера Яина. — И тут имеются симпатичные экземпляры…

— Экземплярки, — поправил инженер смущённо. — У меня создаётся ощущение, что вот эти две певуньи нарочно позируют перед объективами, оборудованными здесь чьей-то заинтересованной рукой…

— А что, очень может быть. Эти крохотные отверстия, возможно, излучают энергию огромной величины, подобно маленьким светилам, своего рода солнцам, в ослепительных лучах которых греются эти смышлёные дети…

— И нарочно показывают попки и пипки?..


— Ну да! Демонстрируют всё, что в школе и дома им запрещают правила приличия! Первым делом — свои естественные отверстия, розовое и коричневое. Вам какое ближе? — едва слышно спросил пожилой, приставляя палец к только что упомянутой дырочке в теле Яина.

— Затрудняюсь, знаете ли, — выдохнул инженер, уклоняясь от ответа, но не уклоняясь от пальца. — Однако не ошибусь в том, что ближе всего мне отверстие в этой железной двери. Равно как и вам, проказник вы этакий… — он хотел сказать что-то ещё, но не смог закончить, так как пальцы соседа уже ласкали яички Яина.

Возьму на себя смелость предположить, что диалог наших героев был несколько более сбивчив и даже отчасти сумбурен, нежели его настоящая реконструкция, предъявляемая здесь моему уважаемому читателю, — да простит он автору известный литературный снобизм, заставляющий иной раз пожертвовать брутальной простотой живого русского языка, употребляемого, по крайней мере, в городских банях, — но такова уж моя доля. Ибо в конечном счете дело не в этом. Суть не в том, какие конкретные материалы изобретатель использует для реализации своего замысла, а в том, какие принципы он закладывает, соединяя их в своём ноу-хау. Например, той конструкции, которую я назвал гиперболоид инженера Яина.

Касательно финала описываемого приключения Ивана Семёновича: мы с вами можем только догадываться, до каких значений был доведён энергетический выплеск через посредство описанного прибора и какие отверстия были при этом задействованы — записки инженера, которые я держу сейчас в руках, о таких подробностях скромно умалчивают. Что тем более даёт нам известные основания.

Post Scriptum

Давно почила в бозе брежневская эпоха, канула в пропасть перестройка. Повалив отдельные деревья, леса, города и деревни, пронеслись жестокие вихри девяностых. Но вместо долгожданного конца света нас накрыло исполинской волной Миллениума, которая, пошвыряв наш утлый плотик туда-сюда, прибила его в углеводородную заводь новопутинского застоя.

Восьмидесятые основательно подзапылились и подзатянулись паутиной. И вот вопрос: как те сгинувшие в лету времена видятся нынешним горожанам, прохожим улицы Достоевского? Что могут думать о сексуальных забавах инженеров периода развитого социализма сегодняшние менеджеры и системные администраторы? Да хотя бы и обычные юзеры, бойко набивающие в строке запроса: 7-11yo. Что так было всегда?

Увы. Отнюдь. Дневник, который по доброй воле хозяина попал ко мне в руки, яркое тому свидетельство. Пользуясь случаем, склоняю голову перед летописцами всех времён и народов: если не вы, то кто бы?..

Гиперболоид инженера Яина за истекшие десятилетия существенно усовершенствован. Конструкция его усложнилась: для передачи впечатлений на большие расстояния применяется оптоволоконный кабель; место пятимиллиметровой дырочки заняла веб-камера с монитором на другом конце — он имеет приличное разрешение и впечатляющую диагональ. И, что важно, дистанция между наблюдателем и объектом его интереса не только не сократилась, но даже возросла многократно. А значит, принцип прибора не нарушен, и i возводится в степень n как прежде, только теперь уже с огромной тактовой частотой, которая тоже постоянно увеличивается.

Инженер Яин может гордиться своим судьбоносным изобретением. И нет нужды печалиться, что гиперболоид его не запатентован — фонтанирующая энергия, причем не только та, что извергается из маленьких и больших дырочек в виде физиологических жидкостей, о которых вы подумали, но и творческая энергия художников всех мастей и калибров — являет собой нерукотворный памятник моему лирическому герою. Разумеется, вымышленному.


12 

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.