сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Доля ангела



1234567891011121314151617181920
2122232425262728293031323334353637383940
4142 44

43

Землетрясение то усиливается, то затихает, напоминая проносящиеся мимо товарные поезда – когда сидишь на платформе, от поездов дрожит все вокруг: и машины, притихшие перед закрытым шлагбаумом, и будка стрелочника, и сам стрелочник со скрученным желтым флажком в руке, и вся платформа вместе с пассажирами, их тележками, детьми и собачками…

Когда состав удаляется из вида, промелькав перед глазами нефтяными цистернами, открытыми платформами с пирамидами песка и щебня, опломбированными вагонами со спецгрузом, и гул постепенно стихает, становятся слышны детские голоса – видимо, где-то на перроне ждет свою электричку группа школьников.

Голоса становятся громче, и вот уже совсем близко раздается чей-то смех – вся ватага приближается к большому лотку с различной снедью, в котором можно купить звериное угощение.

«У вас есть то, что хочет панда?» – звонким голоском спрашивает у лоточника синеглазая девочка с темными волосами. Однако, продавец – человек восточный – никогда не ответит прямо на поставленный вопрос. «Подойди ко мне, доброе существо, – говорит он, подмигивая стоящей рядом Лиз. – А что бы ты сама выбрала среди этого великолепия?» Девочка крутит головкой, роняя на лицо тяжелые пряди и, наконец, выбирает – персик.

Пожилой кореец подмигивает стоящей рядом Лиз: эти плоды самые популярные у девочек-подростков, уж он-то знает! «Вот моя помощница, – улыбаясь, говорит узкоглазый мудрец. – Она поможет тебе выбрать то, что нужно. Панда очень разборчив, не всякий персик ему понравится…»

Темноволосая девочка поднимает на Лиз свои большие настороженные глаза. «Не бери переспелый, – подсказывает та. – Попробуй сначала языком, вот так…» Лиз высовывает язычок и пробует раздвинуть им доли персика. Девочка повторяет задание, не сводя восторженных глаз со своей юной учительницы. «Делай это до первого сока, разлизывай его, – негромко добавляет Лиз. – Как только появится первая капля, можно кормить панду… Кто следующий?» – произносит она уже громче, оглядывая группу школьников.

Дети все тянут руки, выкрикивая: «Я! Я! Можно и мне персик?..» Лиз выбирает застенчивую девочку с вьющимися волосами, которые падают ей на плечи трогательными кудряшками. «Давай твой персик, будем разлизывать», – говорит Лиз, обнимая девочку за талию. Ангелочек хитро улыбается, держа плод тонкими длинными пальчиками.

Несколько нежных, но уверенных движений языком, – и персик тяжелеет, наполняясь ароматным соком. Только его половинки почему-то не расходятся в стороны, как у других девочек, а, напротив, вместо этого в верхней его части начинает набухать маленький круглый шарик, который твердеет и увеличивается прямо на глазах, реагируя на каждое прикосновение языка.

Через несколько мгновений он уже похож на отросточек, который, того и гляди, выскочит из своей бархатистой шкурки – так нетерпеливо он вибрирует, сотрясая весь плод. «Да ты, кажется… мальчик», – изумленно восклицает Лиз, сжимая пальчиками эту персиковую штучку. Ангелочек не отвечает, но его взгляд начинает затуманиваться…

Какая разница, девочка он или мальчик? Главное, ангелочек…

И главное, чтобы Лиз не останавливалась, не прекращала свой нежный опыт с его трепещущим плодиком. Он кладет свою маленькую ладошку на руку учительнице и легонько поглаживает, задавая нужный темп и умоляя ее продолжать долго-долго…

…Пал Палыч ласково гладит Верину ладонь:

– Верочка, просыпайтесь…

Она открывает глаза. В салоне обычная рейсовая суета: негромкие голоса, чей-то сдержанный кашель; предупредительная стюардесса, склонившись к кому-то из пассажиров, корректно выслушивает его вопросы, пытаясь, очевидно, синхронно перевести их с русского на корейский; ровный гул турбин за бортом и снова уютный голос Пал Палыча:

– Верочка, видите – вон там? – он показывает ей огромную россыпь золотистых огней в черном квадрате иллюминатора. – Это Петербург… Они просили пристегнуться, – добавляет он, ища Верин ремень между подлокотниками кресел.

Наконец, он найден, и стальная пряжка звонко защелкивается, попадая в свое гнездо. Этот щелчок для Веры звучит как знак возвращения из полного или частичного ее небытия. Щелк! И с этого места все происходящее – чистая реальность, данная ей в ощущениях. А что было до этого? Точнее, что до этого было в пространстве... из того, что было во времени?..

Она хлопает ресницами, пытаясь по каким-нибудь приметам понять это, но не может. Есть, правда, одна зацепочка – зацепочка на колготках… Либо есть, либо нету… Но посмотреть сейчас нет никакой возможности... Пал Палыч протягивает Вере небольшой желтый персик с розовеющим бочком.

– Пока вы спали, разносили фрукты… Я выбрал для вас персик…

Вера мгновенно краснеет и скорее прячет плод в сумочку, как будто это – какая-то компрометирующая ее улика.

– Спасибо.

…Город внизу медленно приближается, совершая плавное круговое движение по часовой стрелке, как ближайшая к самолету загадочная галактика, и постепенно становятся различимы отдельные элементы в ее сложной структуре; и вдруг оказывается, что вся она состоит из разноцветных огней, одни из которых куда-то движутся, другие – мерцают, третьи – гаснут окончательно, но вместо них тут же зажигаются десятки новых, – как тогда, на крыше, когда Вера стояла, держась за холодный стальной леер, и безудержный ночной ветер развевал полы ее ангельского одеяния, удерживая их параллельно скату крыши.

И если бы глаз мог зафиксировать эту сияющую картину и увеличить ее отдельные фрагменты, чтобы дать возможность по отдельности рассмотреть каждую гирлянду уплывающих вбок огоньков, то мы бы непременно обнаружили место на пересечении Итальянской улицы и набережной реки Фонтанки, где светятся в ночи два странных и милых слова – ДОЛЯ АНГЕЛА, значение которых было понято мною, скорее всего, весьма субъективно.

Да простят меня ангелы…



1234567891011121314151617181920
2122232425262728293031323334353637383940
4142 44

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.