сегодня 17 ноября, суббота. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Доля ангела



1234567891011121314151617181920
2122232425262728 3031323334353637383940
41424344

29

Дома Алька уходит в свою комнату и что-то читает. Никита не задает ей никаких вопросов. Быть назойливым для него – один из самых тяжких грехов. Лучше найти для себя полезное занятие – нужно вот просмотреть в интернете сегодняшнюю почту, ответить на письма…

Но роль гувернера обязывает вовремя кормить ребенка. Он готовит ужин.

– Аль, будешь макароны по-флотски? – спрашивает Никита, заглядывая в комнату девочки. – И салат с помидорами…

Она спит, уронив голову набок; раскрытая книжка сползла на пол. «Книга для чтения по русской истории для шестого класса» – читает он на обложке. Не научились, видно, еще писать таких книг для чтения, от которых дети не засыпают. Он кладет учебник на письменный стол. Алька ровно сопит носиком, лежа в напряженной позе. Бровки ее нахмурены. Дети, оказывается, даже спят по-другому, если мамы нет рядом. Вот ведь какая непростая история…

После тихого ласкового пробуждения Алина как будто немного повеселее, но все равно какая-то потерянная. И не дает к себе подступиться – не та девочка, что прежде… Они неторопливо ужинают и разговаривают о разном.

– Слушай… хочу с тобой посоветоваться, – начинает Никита серьезно. Алька внимательно слушает, буравя его настороженным взглядом. – Я делаю один проект… Памятник людям, которые расстались друг с другом… Памятник тем, кто ждет… Ждет на берегу моря… Ждет возвращения любимого человека… Вот представь, – он берет лист бумаги и ручку. – Там, вдалеке – вода… водная гладь, – Никита рисует пейзаж. – В воду плавно спускается девушка… Тут еще мелко, она дошла вот до этого места, – он намечает несколькими уверенными штрихами силуэт девушки-ангела. – Там сильный ветер с моря… помнишь, как на крыше… У нее плащ развевается, волосы откинуты назад, и она смотрит вдаль, смотрит в море с тоской… Где-то там – ее любимый… на корабле, ему трудно, он борется со штормом… И она это чувствует… Она знает это от ветра… – Никита на мгновение останавливается. Алька увлеченно смотрит на рисунок, включившись в его рассказ. Значит, можно продолжать. – А уже вечер… небо быстро темнеет… И тогда на берегу, вот здесь, зажигается маяк… Луч света освещает девушку, а за ней он становится шире, светит дальше в море – туда, куда устремлен и ее взгляд… туда, где сейчас ее любимый. Луч светит далеко-далеко и растворяется в тумане над водой… Вот здесь его начало, его источник – на вершине этой башни... – Рисунок Никиты обрастает все новыми и новыми подробностями, и Алина зачарованно наблюдает разворачивающееся представление. – А дома у этого моряка остались дети. Они тоже ждут папу, да еще и мама пошла на берег посмотреть, не показались ли вдали мачты его корабля… Вот тут нарисуем один дом… ну, не дом, конечно, – как бы комнатку… здесь стоит пустой стул, там окно, – Никита изображает скелетную конструкцию, как будто сваренную из арматуры: окно, подоконник. – И около окна – девочка, как раз такая, как ты… смотрит вдаль, стоит коленками на табуреточке, – он рисует маленькую фигурку, облокотившуюся на подоконник.

– Здорово! – восклицает Алина. – Похоже!..

– Слушай дальше… Стульчик этот пустой – любой человек, который пришел на берег, может сесть рядом с девочкой и погрустить вместе с ней… даже погладить ее по голове – ей же очень тоскливо!… Девочка, конечно, из бронзы, но совсем, как живая!.. А вот здесь другой дом, другая комнатка.. И в ней маленький мальчик ждет своего папу… Он строит игрушечный кораблик, похожий на папин… и даже лепит из пластилина маленького игрушечного папу, чтобы на кораблике был настоящий капитан… Ведь лучше у него будет хотя бы игрушечный папа, чем совсем никакого, правда? – Никита изображает вторую площадку. – А рядом с мальчиком здесь тоже стоит пустой стульчик… Может быть, тут недавно сидела мама, вязала папе теплый свитер… она отложила свое вязание, вот оно… и пошла на берег, к маяку, посмотреть, не показались ли в тумане знакомые мачты… Всего таких комнаток будет семь. Еще вот здесь, здесь… С маяка на них направлены пучки света, чтобы даже ночью деткам было светло… В этом доме ребенок еще маленький, совсем малыш, ему еще только три годика… он устал, прислонил к креслу головку и задремал… – Никита замолкает, чтобы закончить эскиз этой комнаты.

– Еще можно кухню, где девочка чистит картошку, – влезает Алька. – Папа же захочет есть, когда вернется!

– Точно! – улыбается Никита. – Будет у нас такая девочка! Насчет картошки… ты это здорово придумала! У нее кожурка будет свисать спиральной ленточкой вниз… Сейчас нарисуем, уже места не хватает, дай-ка мне еще листочек… Спасибо, вот тут твоя героиня на корточках чистит картошку… Да, а на плите стоит кастрюлька, – на рисунке появляется скелет плиты и скелетик кастрюльки, как будто согнутые из толстой проволоки. – Давай дальше! Нам надо еще четыре комнатки… – он прерывается, чтобы налить чаю. – Тебе добавить? Еще пол-чашечки…

– Мальчик пишет папе письмо, – предлагает Алька. – На компьютере!

– Ты знаешь, – перебивает ее Никита. – Письмо – это хорошо… Только лучше просто письмо, без компьютера… – он изображает контур письменного стола и склонившуюся фигурку ребенка с карандашом в руке над условным листом бумаги… Еще три дома осталось, – говорит он Алине, отхлебывая чай. – Нужны еще идеи…

– Маленький ребеночек в кроватке, – изрекает Алька.

– Принимается, – отвечает Никита. – Вот детская кроватка… колыбелька даже, висит гирлянда погремушек, а в ней лежит маленькая детка, мы даже не знаем, мальчик или девочка… Колыбельку мы сделаем такую… качающуюся на дугах, как люльку… Нет, не получается – пусть ребеночек сидит… да, сидит и тянет ручку к погремушке. Вот, так нормально… А рядом – опять стульчик, тут недавно сидела мама, качала ребенка, пела ему песенку, а сейчас вышла на берег… Готово. Еще две комнаты…

Алина уже горящими глазами смотрит на получившийся рисунок.

– Клёво получается! А это… правда, сделают?!

– От нас зависит, Алька! – улыбается Никита. – Если победим в конкурсе, то, конечно, сделают… Кого еще рисуем?

Алина задумывается, глядя то в окно, то вокруг себя, как будто пытаясь выхватить идею из собственной жизни.

– А знаешь, – рассуждает Никита. – Можно еще девочку с котенком… Она прижимает его к себе, утешает… говорит ему: «Не плачь, папа скоро вернется…» – он рисует силуэт девочки с котенком на руках.

– Да, здорово! – восторгается Алька. – Стульчик не забудь!

– Молодец, правильно… Стульчик вот тут поставим.

– Я еще придумала! Девочка наводит порядок в комнате: подметает пол, вытирает пыль, поливает цветы…

Никита восхищенно смотрит на Алину.

– Отлично! Ты просто умница. Только давай… что-то одно: либо подметает, либо вытирает, либо поливает… Она же не может делать все одновременно! Что выбираем?

Пыль сразу отброшена как не очень выразительное действо, а в борьбе между шваброй и цветком победу одерживает цветок, как объект, более интересный с графической точки зрения – Никита изображает крупные проволочные листья фикуса в стоящем на полу цветочном горшке и девочку с косичками, держащую в руках проволочную лейку.

– Все! Семь комнат у нас есть! – он пересчитывает «комнатки». – Алька! Мы перестарались – у нас уже целых восемь! Надо что-то убирать…

– Жалко, – говорит она, хмурясь. – А восемь нельзя?

– Нет. Не надо восемь… Нам надо семь – как семь дней в неделе, семь чудес света, семь пядей во лбу, «семеро по лавкам» – точно, как в поговорке! Придется чем-то пожертвовать…

Теперь они решают: что получилось наименее убедительно. Удаляется детская кроватка с погремушками.

– Они все будут грустные? – спрашивает Алька, склоняя голову над рисунком, в котором Никита уточняет детали. – Они плачут?

– Ну, конечно, грустные… Не обязательно – все плачут. Но может быть, кто-то из них…

– Девочка, которая смотрит в окно! – перебивает Алька.

– Да, пожалуй, – соглашается Никита. – Другие, вроде, при деле…

– А слезы будут настоящие? Из воды? Они капают? Может быть, она уже наплакала целую лужу? Она же плачет с утра до вечера!

– Алька, ну ты и выдумщица! Хочешь, чтобы под окошком была настоящая лужа? Бассейн с водой? Вообще, может быть… Лужа – это как маленькое море! Модель моря, в котором сейчас папа борется со штормом!.. Давай-ка, бассейн мы соорудим вот тут, где мальчик строит кораблик… Он у него будет уже на воде, – Никита рисует эту комнатку заново. – Мальчик стоит на коленях и устанавливает на палубу капитана. Ставит за штурвал своего папку. Хорошо! Здесь бассейн действительно оправдан, все по делу. А лужу из слез… Нет, давай не будем…

– Можно еще вот этой девочке, которая поливает цветок, прикрепить настоящую лейку! И из нее течет вода! И днем и ночью! – Алина вошла в роль творца, и остановить ее теперь трудно.

– Да?.. – недоверчиво спрашивает Никита. – А зимой? Зимой же вода замерзнет, и из лейки будут торчать сосульки… Нет, не надо настоящую лейку. Это уже фонтан получается, сложная штука: надо подводить воду, отводить воду, прочищать дырочки… Красиво, но ведь не в этом фокусе смысл! Мы же хотим показать грусть ожидания, а не как ухаживать за комнатными растениями…

– Вообще-то, да… – вздыхая, соглашается Алька.

– Лучше… знаешь что? – оживленно говорит Никита. – Знаешь, что мы сделаем символом ожидания?

– Что?

– Ну, догадайся! Когда ты ждешь, что ты считаешь?

– Дни! – не задумываясь, отвечает девочка.

– Верно! Дни, часы, минуты… Мы в каждую комнату поместим…

– Часы! – громко восклицает Алька.

– Точно! Вот сюда повесим круглый циферблат со стрелочками, – Никита добавляет «проволочный» контур в композицию, где девочка чистит картошку. – А вот сюда… мы поставим песочные часы… на подоконник к первой девочке…

– А мальчику с корабликом можно сделать календарь на стене, – подхватывает Алина.

– Гениально! Ты не представляешь, какая ты умница!!! – вопит Никита. Он хватает Альку за плечи и в восторге трясет ее всю. – Календарь! Это идея, малыш! – Он рисует большой прямоугольник сбоку от фигурки мальчугана и разбивает его на календарные клеточки с цифрами. Здорово! Кто у нас еще остался без времени? Ребеночек, который притомился… Ему поставим на кресло будильник, вот так… Еще? Ага, мальчишке, пишущему письмо, мы подарим… большие напольные часы с боем!

– А можно сделать, чтобы каждый час с маяка раздавался бой курантов…

– Алька, ты – супер!.. Даже чаще – каждую четверть часа! Именно с маяка! – Никита уже в состоянии творческого экстаза: глаза его горят, голос иногда срывается, но шариковая ручка легко и послушно материализует возникающие идеи. – У нас осталась девочка, поливающая цветы… Знаешь, может быть, часов уже достаточно... Давай, дадим ей другой символ времени. Рядом с фикусом мы положим большую морскую раковину… – Никита добавляет силуэт ракушки. – Нет… Здесь надо не контур – раковина будет каменная. Очень большая раковина, лежащая на полу рядом… Вот, смотри, так нормально?

– Класс! – восторженно кричит Алька. – Ты настоящий художник…

– Нарисовать, Аль, это ерунда… Главное – это придумать, что нарисовать! А придумали мы вместе! Слушай, ааааа!.. Посмотри-ка на часы… Не нарисованные, а на эти, настоящие!..

На настоящих часах половина первого ночи.

– Давай спать. Меня мама – убьет! – виновато говорит Никита.

– Мы ей не скажем… – застенчиво шепчет девочка.

– Все-все-все! Завтра же в школу! В ванну – и спать!

Когда Алька уже лежит, погасив лампу, Никита заходит к ней в комнату и садится на край кровати.

– Спокойной ночи… У нас с тобой был трудный день. Закрывай глазки… Я тебя в восемь разбужу, – он наклоняется и легонько целует Альку в лоб. Один раз, два, три… едва прикасаясь к ней губами. Ангел закрывает глаза. Он уже почти спит.


1234567891011121314151617181920
2122232425262728 3031323334353637383940
41424344

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.