сегодня 22 октября, понедельник. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Чепухокку



 2

1

Почему-то я был уверен, что не надо снимать трубку. Но все-таки снял – как последний дурак.

– Да…

– Ты сказал ДА! – это была Вероника. – Я задумала: если ты скажешь АЛЛО, повешу трубку, если ДА, буду разговаривать! Привет, что делаешь?

– Привет… Что можно делать в час ночи?.. Торчу в интернете… А ты чего не спишь?

– Я сдала последний экзамен! У нас выпускной вечер… девятых классов… гуляем на Неве…

– Поздравляю…

– А ты… не можешь приехать?.. – спросила она, словно прикусив губу.

Повисла пауза.

…Все началось ровно шесть лет назад. И тоже с телефонного звонка. Звонил мой армейский кореш Сашка Мурашко, в просторечии Муравей.

– Алешенька, записывай! Первое июня, пятнадцать тридцать…

Сашка женился. Он покидал наш корабль холостяков предпоследним, оставляя меня в гордом, хотя и подозрительном уже одиночестве. Более того, этот предатель вечных мужских ценностей назначил меня душеприказчиком, определив мне роль свидетеля своего позорного бегства.

Я приехал в Петербург дня за три до означенной даты, чтобы помочь Муравью со всей организационной хренотой, и на правах ближайшего друга был поселен в проходной комнатке стандартной советской трешки, поскольку смежную с кухней спальню занимала мама невесты, а тупиковую изолированную комнату законно оккупировали молодые, именуемые всеми не иначе, как Саша-плюс-Наташа. Кроме меня в гостиной обитала младшая сестра невесты, девятилетняя Вероника, владевшая светлой частью комнаты с письменным столом, аккуратненьким диванчиком и сферическим аквариумом, искрящимся голубыми неонами.

– Алешенька, а вам придется постелить на полу, – как бы извиняясь, причитала Наташина мама. – Хорошо хоть лето, зимой-то у нас прохладно…

– Я люблю на полу, – улыбаясь, отвечал я. – Хоть летом, хоть зимой…

– Вы настоящий солдат, – ностальгически воздыхала будущая теща. – Таких теперь нету, все норовят помягче да поглубже…

Моя первая ночь в доме Мурашек, который так и подмывало назвать муравейником, была светла и безмятежна. Непривычная обстановка как будто окунула меня в какое-то воспоминание – то ли пионерского лагеря, то ли школьного спортзала, где лежа на кожаном мате можно раскинуть руки в стороны и превратиться в парашютиста, размышляющего, стоит ли дергать за опостылевшее кольцо, всякий раз откидывающее тебя из детского блаженства невесомости в систему расчетных перегрузок реальности. Окна открыли настежь, и птичий щебет наполнял пространство белой ночи, на всем ее протяжении создавая иллюзию раннего утра.

Матово-опаловый свет, казалось, заставлял предметы светиться изнутри: голубоватое полушарие потолочного светильника, жемчужного оттенка напольная ваза под окном, фосфоресцирующие созвездия неподвижных неоновых рыбок, белая постелька Вероники с разбросанными по подушке серебристыми прядками, ее нежный умиротворенный лик — точь-в-точь накрытая одеялком скульптура ангелочка из Летнего сада…

Пахло ветром с Финского залива, раскрывающимися липовыми почками и детской одеждой, в беспорядке брошенной на пуфик рядом с моим изголовьем — я запомнил это странное сочетание как запах Вероники.

– У меня тоже будет свадебное платье, – шепнула она мне за завтраком, пользуясь общей суетой. – Только кое-что надо доделать…

Я внимательно посмотрел ей в глаза. Вероника была худышкой и егозой – такие девчонки редко нравятся тридцатилетним мужчинам. Но лицо ее имело свойство удерживать упавший на него взгляд – оно заинтересовывало наблюдателя игрой состояний, бесконечной переменой узоров настроения, как какой-то удивительный физиономический калейдоскоп, попавший к вам в руки по чистой случайности, но тут же ставший вашей любимой игрушкой.

Постоянно удивленные глазища маленькой обманщицы и шалуньи то и дело сканировали пространство, замышляя, по-видимому, что-то запретное. Она вновь сверкнула взглядом в мою сторону и, нырнув мордочкой к уху, добавила:

– Можешь мне помочь согнуть проволоку?

– Какую проволоку? – не понял я.

– Ну, там… штуку такую, пойдем покажу! – с этими словами она схватила меня за руку и потянула с кухни.

– Вероника, дай человеку попить кофе! – начала увещевать ее мать, но это выглядело, как попытка унять ветер с помощью растопыренных ладоней.

Я подчинился энергии стихии, мгновенно превратившись в соучастника этой милой домашней бестии.

– Вот, смотри, – заговорщицки шептала она, открывая шкаф. – Сверху все будет открыто, глубокое декольте… Здесь оборочки из гипюра, здесь атласный чехол, а вот сюда надо вставить проволоку!

– Ааа… это что-то вроде каркаса! – догадался я.

– Даа! – прямо в лицо мне пылко шептала девочка. – А к проволоке мы привяжем вот эту подушечку…

– Кажется, это называется турнюр, – предположил я.

– Точно! Турнюр! – воскликнула Вероника и от радости огрела меня этой подушечкой по голове. – Чтобы попа казалась больше!

Я схватил озорницу в охапку и попытался засунуть ее в шкаф вместе с незаконченным платьем, поролоновым турнюром и этим ее сияющим взглядом. Но тут девочка разжала ладошки, побросав вещи на пол, и нежно обвила меня руками за шею. Прислонив носик к моей щеке, она тихонько заговорила:

– Знаешь, я хотела выйти замуж за Диму Билана, но ты мне тоже очень нравишься…

Я поднял ее на руки и подошел к раскрытому окну. Вероника, обхватив меня еще и ногами, продолжала бормотать какую-то несусветную чушь про одноклассника Никиту, похитившего ее сердечный покой на целых две четверти, про коварную разлучницу Полину, которая в одночасье увела у нее Никиту, бросив накануне несчастного Данилу, и даже про Наташкиного жениха Сашу, который со своей Наташеньки глаз не сводит, а с ней, Вероникой, ему даже в чепуху поиграть некогда…

На некоторое время я перестал ее слушать, лихорадочно вспоминая, что же такое «чепуха». Чепуха-чепуха… чепуха – ерунда – глупости всякие… Из детства всплыло воспоминание, как мальчики уводили девочек «заниматься глупостями» в кусты за инвалидными гаражами. Но это ли имелось в виду? Глупости – ерунда – чепуха…

Не без содрогания я прижал к себе Веронику чуть сильнее и спросил тихонечко:

– Научишь меня играть в чепуху?

– Конечно! – с готовностью воскликнула шалунья. – Хочешь, сейчас поиграем?!

В это мгновение, обещавшее стать решающим, в комнату, как на зло, вошла Наташа и строго сказала:

– Вероника, сейчас никаких игр. Мы с Алешей едем заказывать лимузин.

Младшая сестренка тотчас соскочила с рук и с возгласом «я тоже, я тоже!» унеслась в туалет. Наташа скользнула по мне лукавым взглядом и, косясь на дверь, предупредила:

– Не обращай внимания… У нее от мужчин крышу сносит.

Я покраснел.

«Чепуха» оказалась литературной игрой на составление предложений по заранее оговоренному шаблону: какой – кто – где – каким образом – что делал – с какой целью – и чем все закончилось. Изюминкой этого интеллектуального развлечения было то, что полоска бумаги с написанным текстом загибалась автором очередной строки таким образом, чтобы следующий участник не мог видеть придуманного до него другими, то есть вынужден был творить вслепую.

Листочек разворачивался после записи ответа на последний вопрос, и вся чепуха затем прочитывалась вслух как можно более выразительно. Вероника демонстрировала настоящие чудеса риторики, декламируя результаты нашего коллективного творчества, как юная актриса на уроке сценической речи.

САБЛЕЗУБЫЙ ИДИОТ В ПЛАЦКАРТНОМ ВАГОНЕ СТОЯ НА КОЛЕНЯХ СМОТРЕЛ ТЕЛЕВИЗОР ЧТОБЫ НЕ ПОДОХНУТЬ И У НЕГО ОТВАЛИЛАСЬ ГОЛОВА.

СУМАСШЕДШИЙ ДИРЕКТОР ШКОЛЫ В ТЕМНОМ ПОДВАЛЕ ИСТЕКАЯ СЛЮНОЙ ГЛАДИЛ БЕЛОЧКУ БЕЗО ВСЯКОЙ ЦЕЛИ И ЕГО ЗАБРАЛИ В МИЛИЦИЮ.

Чепуха у нас получалась – что надо! По достоинству оценив этот замечательный жанр почти поэтического искусства, я нашел в нем что-то общее с японским хокку и немедленно переименовал игру в «чепухокку». С этого дня образчики чепухокку частенько возникали в моем искривленном сознании, но я никогда не решался озвучивать эти тексты.

В день регистрации к полудню все главные герои торжества заполонили квартиру невесты, превратив ее в муравейник уже безо всяких натяжек. Наносились последние штрихи. Меня заставили надеть белую рубашку и, уважая мою генетическую неприязнь к галстукам, имеющим свойство рано или поздно обмакиваться в блюдо с оливье, повязали под воротник чисто дирижерскую бабочку. Все расселись по местам и стали ждать лимузин.

Я отлучился в туалет, снял штаны и придумал чепухокку:

ДЛИННОХВОСТЫЙ ДИРИЖЕР В БЕЛОМ ЛИМУЗИНЕ ВЫСУНУВ ЯЗЫК ЛОВИЛ БАБОЧЕК ЧТОБЫ ПОТЕШИТЬ ПУБЛИКУ И НА ОДНОМ ДЕРЕВЕ НАБУХЛИ ПОЧКИ.

Я зачем-то записал текст на обрывке туалетной бумаги, оказавшейся идеальным материалом для этой поистине глубокой игры.

Вероника в своем наряде малолетней невесты была похожа на Наташу Ростову в допубертатную пору, которую Лев Николаевич, кажется, обошел своим вниманием. Восполним это несправедливое упущение.

Совсем открытые плечи девочки с торчащими остренькими ключицами являли собою символ совершеннейшей невинности; сквозь нежнейшую белую кожу трогательно просвечивали голубые кровеносные сосудики, и эту чудесную поверхность хотелось без конца рассматривать, как какую-нибудь географическую карту еще не открытой экзотической страны, водя по ней пальчиком и нарушая пограничные препоны в виде подступающей со всех сторон границы гипюрового лифа.

Ее тельце пульсировало и излучало. Обнаженная до самой талии спинка несла на себе легкое воспоминание о нежно-матовом загаре, игравшем золотистыми полутонами на подвижных лопаточках. И эта живая, трепещущая плоть недостижимой маленькой женщины была чудесным образом упакована в ослепительно белое кружево, которое упруго топорщилось бесчисленными оборочками, ниспадавшими до самого пола.

Ножки таким образом были не видны – силуэт девочки лишился привычной шагательности, и за счет этого Вероника двигалась с удивительной плавностью, как большая кукла на резиновых колесиках. Она прелестно улыбалась, строя всем глазки и кокетливо поводя плечами, отчего возникало странное ощущение, будто она-то и является здесь главной фигурой торжества, либо очень дорогим свадебным подарком счастливцу-жениху, который только что извлек из картонной коробки эту фантастическую игрушку, и она вдруг ожила, взмахнув ресницами под звуки волшебной валторны и поплыла по вощеному паркету, поворачивая гордую головку на длинной шейке то вправо, то влево, дабы одарять гостей едва заметными поклонами.

Старшая сестра ее, Наташа, будучи законной невестой, со всей очевидностью уступала Веронике в главном – в степени эфирной лучистости, наполняющей окружающее пространство звенящей до слез радостью. Она была хороша – но банальна. В сравнении с младшей сестренкой Наташа казалась тяжелой, даже несколько грубоватой, какой-то чересчур зализанной и нагримированной, а потому искусственной – такой представляется стеклянная ваза рядом с брильянтовым колье. Казалось, это ощущали все присутствующие, не исключая и жениха. И ловя на себе восторженные взгляды, Вероника светилась и отражала, трепетала и вибрировала, ликуя и любя. Она колдовала, как лихая белая цыганочка, ворожа и завораживая, – она шаманила.


 2

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.