сегодня 23 февраля, воскресенье. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Белые крысы



123456 8910111213141516

7

Все животные по-своему ласковы, но вряд ли вы найдете больших сосунков и лизунчиков, чем белые крысы, — любвеобильность последних запредельна. Не случайно многие девочки младшего и среднего школьного возраста заводят себе этих до слез милых тварей, — они сами в точности такие же, по крайней мере, в своей потребности лизаться, сосать, гладить и тискаться: будучи обделенными с семи до четырнадцати этой элементарной чувственной любовью, они находят удовлетворение с маленькими грызунами.

Когда Люся училась в первом классе, ее одноклассница и соседка по подъезду Лиза Щербакова получила на день рождения долгожданный живой подарок — пару крысят, сестренок-альбиносов, которых она назвала Кусей и Люсей, ничуть не смущаясь, что Люсей зовут ее лучшую подругу. Разумеется, за этим решением стояло нежное чувство к Люсе-девочке, живущей двумя этажами выше, и Лиза пренебрегла тем очевидным соображением, что чем больше вокруг неё Люсь, тем больше и путаницы.

Впрочем, это дело обычное в жизни людей, которые склонны, например, давать ребенку имя родителя, — видимо как самое любимое слово, живущее у них на языке, — что чревато крайностью вообще всех своих любимых называть одним и тем же именем, например, «зайка». Но такова экономная психика разумных существ, для коих речь, прежде всего, утилитарна.

В результате и вышло, что питомицами Лизы и Люси стали Люся и Куся. Лиза обожала Люсю, Люсю и Кусю; Люся обожала Лизу, Люсю и Кусю; и Куся тоже обожала всех, хотя одну из Люсь иной раз игриво покусывала. Оказавшись в теплой влажной ладошке, Куся норовила нырнуть в рукав, — там ее ждала длинная гладкая тропинка, ведущая в горку; дорожка постепенно расширялась, становясь все мягче и горячее и, в конце концов, приводила в чудесную норку, где можно было даже поспать, уютно уткнувшись носиком в нежное, — очень похожее на мамин живот, который Куся любила полизать, чтобы извлечь сладенькое молочко из крохотных бугорков и складочек кожи.

О Кусиных проделках мне довелось узнать немножко позже, — обо всем этом мне поведала Люся Иванова на следующий день, прибежав из школы часом раньше, — «а нас после третьего урока отпустили, в школе дезинфекцию делают!» — и, устроившись на моей изумлённой коленке, не успев еще переодеться толком в домашнее, а лишь стянув нарядные белые колготки, которые повисли на спинке стула трогательной полупрозрачной фатой, ножки же под ними оказались разгоряченными от бега по лестнице, — она спешила ко мне! — и рассказывала про Люсю с Кусей она доверительным полушепотом, щекоча мне ухо совершенно так же, как щекочутся путешествующие по телу крысята.

Нет, я ничего не знал еще ни про подружку Лизу, ни про ее маленьких белых лизунов, когда устраивался на ночлег на стареньком гостевом матрасике. Справа от меня лежал на боку братик Костя: рисунок его тела был похож на силуэт бегуна, несущего Олимпийский факел, — подбородок поднят, правая рука гордо вытянута вперед, а согнутые ноги словно только что оттолкнулись от дорожки стадиона, — Костик дышал глубоко и ровно, как настоящий атлет.

Слева раскинулась сестренка Люся: выпростав из-под одеяла тонкие ручонки, она закинула левую за голову, а другую вытянула направо, касаясь ладонью моей подушки и наивно растопырив пальцы; Люсин ротик был слегка приоткрыт, и она при выдохе издавала смешные нежные звуки, как будто тихо посмеиваясь; согнутые в коленках ножки девочка доверчиво развела в стороны, — они были закрыты одеялом, из-под которого выглядывала только правая ступня с прелестно торчащими вбок кругленькими пальчиками.

Я лег на спину и вытянул руки в стороны, преодолев нейтральные полосы между частными владениями и нарушив сразу две суверенные границы — с Костей и с Люсей, если таковые были установлены посредством местного территориально-постельного регулирования. Впрочем, Люсина рука, лежавшая возле моей щеки, проделала это раньше, и я своим действием лишь выразил дружеское согласие считать эти границы условно-формальными.

Мои пальцы коснулись ее горячей шейки, пульсирующей нежно и волнительно, — живая девочка! — и я тихонечко обнял ее ладонью, одновременно повернув голову, чтобы тронуть губами Люсины пальчики, — я поцеловал их. Указательный и средний ответили мне легким подрагиванием, — мы взаимодействовали. Я продолжал изучать их своим лицом, они прелестно пахли детскими глупостями, — где это она ковырялась? — и, в конце концов, не удержался и лизнул подушечку второго — как будто дактилоскопировал Люсю языком. Пальчики снова шевельнулись. Неужели не спит? — мелькнула мысль. — Нет, дыхание спящего ребенка, это ни с чем не спутаешь.

Я приоткрыл рот и обнял им указательный пальчик, потом средний, который оказался чуть толще и чуть круглее, с коротко обглоданным ногтем, так что первая его фаланга напомнила мне головку маленького пениса, и на вкус она была слегка солоновата, поэтому ощущение оказалось совсем правдоподобным — до такой степени, что мне нестерпимо захотелось пососать этот нежный округлый кончик, и я сделал это, обхватив его ртом, оросив слюной, втягивая в себя, прижимаясь к нему языком, щекоча, дразня, выталкивая — словом, возбуждая.

Время от времени Люся, как бы заигрывая, шевелила этим пальчиком, — он был горячим, живым, эрегированным, если угодно, — он являл собою интимную принадлежность маленькой девочки, предназначенную для игры с самой собой, — узенький средний пальчик с ноготком, обгрызенным под самое мясо, — маленький ручной членик, который, слава богу, всегда в кармане, — да с таким ладным инструментиком можно относиться к мальчишкам презрительно!

Я уже видимо спал, когда моя правая рука тоже потянулась к Люсе и тихонечко прикоснулась к ней, стараясь не потревожить сладкий сон, и нащупала, кажется, лежащего под одеялком песика, «кутеньку», и погладила его тоже, и каким-то образом в пальцах оказалась стеклянная бусинка, потянув за которую стало возможным приоткрыть молнию — ровно настолько, чтобы погрузить внутрь один палец, и он пошел туда, с любопытством исследуя тайничок: что тут у нас спрятано?

В тесном кармашке было тепло, или, скорее, в теплом кармашке — тесно, и вдруг моему пальцу стало важно, сможет ли он достать до дна, или он обречен приближаться к нему по асимптоте ибо дно недостижимо теоретически являя собою предел мечтаний значений непредставимый рацио…


123456 8910111213141516

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота · Смертное ложе любви · Bagni Publici · Смерть Междометьева · Пелевин и пустота · Сладкая смерть
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2018.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.