сегодня 24 июня, воскресенье. Но и это пройдет... Впрочем, я лгу.


Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки ·
Контакты · Добровольные пожертвования

Мой дневник

Мой дневник





Поставьте к себе на сайт баннер:

Код:
<a href="http://alokis.com" title="Алеша Локис. Запретные влечения"><img src="http://alokis.com/Images/banner88x31a.gif" alt="Алеша Локис. Запретные влечения"></a>
еще варианты:









Мои друзья:
Нимфетомания

INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!

Русская эротика



Новости

19.12.08

«А вы меня научите?»

Сон — не сон?
Орлова Валерия

Палатку ставили долго. Переход был сделан большой, оба умотались, а назавтра надо пройти ещё больше, да ещё и с лёгким подъёмом. Ужинать у костра никаких сил не было. Вскрыли консервину, поели прямо в палатке. Уснули мгновенно.
А ночью Татьяна Павловна проснулась от прикосновения. В какой раз она обратила внимание, непонятно. Сначала она подумала, что ей снится эротический сон, и даже не подумала просыпаться. Дальше реальность стала проступать явственнее. Рядом ворочался Илья, и всё время как бы невзначай, задевал её то рукой, то ногой. – Он делает вид, что спит, ну и ладно. Я тоже буду делать вид. Татьяна Павловна старательно начала ворочаться с таким расчётом, чтобы как можно больше потереться о мальчишку.
– Пусть слюной захлебнётся, малолетка бессовестный.
Она ненадолго замирала, а потом опять совершала тщательно выверенное «неосторожное» движение. Потом стало интересней. Её бёдра и то, что повыше, стали ощущать достаточно характерный для мужской фигуры выступ. Татьяна Павловна замерла. Не хватало ещё до греха дойти. Он ведь несовершеннолетний!.. Теперь она «крепко спала» и больше не ворочалась. Но нижняя её часть была крепко прижата к нему. Его дыхание касалось спины. Потом он робко прикоснулся губами к её плечу. От одного этого робкого благоговейного мальчишеского поцелуя Татьяна Павловна чуть не впала в транс.
– Ещё немного, и я выдам себя. Так недалеко и до оргазма. Кому сказать! Пятнадцатилетний молокосос с пятидесятилетней бабушкой! Ну и что, что я выгляжу не больше, чем на тридцать. Это в одежде и с макияжем. Конечно, в темноте палатки я тоже не выгляжу на свои пятьдесят, но я то помню про свой возраст. И про его тоже. Что делать? Спугнуть? Жалко! Таких ощущений от ожидания у неё уже давно не было. Со времён романтической юности. Чем старше она становилась, тем проще становились ухаживания кавалеров.
– Подожду, пожалуй, немного.
И она продолжила свой «крепкий здоровый» сон. Её плеча коснулись уже не губы, а юношеская щека с мягкой щетиной. Он издевается, что ли? Ей сразу вспомнилась молодость. Девушке восемнадцать, её парню семнадцать. Ничего серьёзного у них так и не свершилось. Пугливый был мальчик. Но первые ласки от мужчины она получила именно от него. И щетина у него тогда была такая же мягкая. И руки. Он также сначала боялся её потрогать. А потом при первом же его прикосновении она становилась невообразимо мокрой, и они оба, два дурака, недоумевали с чего бы это и для чего. Татьяна Павловна поймала себя на мысли, что не помнит, как у неё с ним всё начиналось. Она ведь тоже распущенной не была. А от прикосновений пятнадцатилетнего Илюшки она сейчас станет такой же мокрой. Особенно, если он дойдёт рукой до запретного места. Она запаниковала. Нет, туда его нельзя пускать. Если он ещё несмышлёныш, и не знает, для чего нужна смазка, он подумает, что она описалась в постели. А если соображаловка у него работает, то он поймёт, что вовсе она не спит. Надо просыпаться. Но тут Татьяна Павловна почувствовала, как он поднёс руку к своим губам. Слюнит пальцы! Ишь, грамотный! Так может, он и не девственник вовсе? И что мне теперь делать? Если он начнёт раздвигать мои ноги, то я просто обязана проснуться. А что если...
А что если? Татьяна Павловна подогнула одну ногу под себя, так чтобы для него был открытый доступ. Мальчишка замер ненадолго, потом стал неумело тыкаться. Самое сложное было не выдать себя, но от чувства запретности происходящего ей было и страшно, и интересно одновременно. Она уже и забыла, что мужчина может вызывать такие эмоции. Всё тело подобралось, напружинилось. Каждое тыканье воспламеняло надежду. Вот, сейчас, вот-вот, произойдёт то, главное. Но мальчишка опять промахивался. Живот уже болел от ожидания, и Татьяна Павловна решилась. Одно неуловимое движение навстречу, и зверь оказался в клетке. Илья, видимо, не понял, что произошло, но испугался и замер. Подождал немного, уверился, что проводница не «проснулась» и начал робкие попытки движения уже внутри. Но он не столько двигался сам, сколько вибрировал от возбуждения, наслаждения, страха и восторга одновременно. Его дрожь передавалась Татьяне Павловне, и ей казалось, что ничего слаще она не испытывала никогда доселе. Волна накатила, выжав из Ильи то, что он наивно пытался сдерживать, а потом ещё долго-долго затухала.
– Васенька, милый, – выдавила шёпотом Татьяна Павловна имя своего последнего мужа. – Ой, Вася, как хорошо!
Илья замер, но не отдёрнулся, дал получить всё сполна.
Утром она хлопотала у костра с задумчивой улыбкой.
– Что-то вы сегодня какая-то странная, тёть Таня, — наконец решился спросить её конспиратор.
– Да так, сон один приснился.
– Хороший? – чересчур заинтересованно спросил Илья.
Татьяна Павловна зажмурилась, вспоминая. Потом тряхнула головой, рассыпав из-под косынки свои всё ещё пушистые волосы.
– Да, сон хороший, – мечтательно протянула она. А потом только посмеивалась про себя, пока наблюдала, как Илюшка старательно прячет свою покрасневшую физиономию. А то вдруг по новой пугалась: Господи, что ж я творю!? Ведь ребёнок же совсем! Если Машка узнает, что я с её сыном, да она потом со мной разговаривать больше не станет.
Вечером она всё никак не устраивала привал. Всё шла и шла, надеясь вымотать и себя, и, самое главное, мальчишку. Чтобы он и не подумал повторить своё вчерашнее преступление. Или она. Но хотелось, хотелось повтора, так, что всю дорогу в жар бросало, а рюкзак по весу становился театральным ридикюлем. И всё время в хотении ныл живот, ждал, когда же хозяйка сбросит напряжение, отведёт застойную кровь, снимет спазмы.
Когда улеглись и выключили фонарь, она равно боялась и действия, и бездействия со стороны Илюшки. Успокоила дыхание, выровняла его, и стала ждать. Минут через десять он осторожно подкатился к ней. Немного подождал и стал отворачивать простыню. И действовал уже нахальнее, смелее, шёл по проторенной дорожке. Ждал не так долго, но Татьяне Павловне всё казалось вечностью. И снова она слегка шевельнулась, чтобы насадить себя на него, потому что уже не было никаких сил терпеть и ждать, когда же он справится самостоятельно. А потом ей стало так хорошо, что она забыла обо всём и застонала в голос. Опомнилась, снова помянула Васю, а когда всё закончилось, «проснулась».
– Илюха, это ты, что ли?
Илья молчал в темноте палатки.
– А я то думаю, с чего это мне вдруг эротические сны стали сниться? Оказывается, вовсе это не сон. Бессовестный. Да как ты мог?
Илюшка стал защищаться: – Тёть Тань, но вы же сами говорили, что хороший сон. Значит, я ничего плохого не сделал!
– Да, сон действительно был хорошим. Но меня пугает то, что ты начнёшь кому-нибудь хвастаться тем, что изнасиловал спящую старушку.
– Какая ж вы старушка? И не буду я хвастаться, зачем мне это?
– Точно не будешь? Тогда я готова заключить с тобой сделку. Я тебе показываю, как надо вести себя в постели, а ты никогда и никому не говоришь, что имел дело со мной. И не называешь никаких моих данных. Ни возраста, ни фамилии, ни профессии. Ничего. Когда тебя будут спрашивать про твою первую учительницу ты будешь говорить про выдуманный персонаж. Скажем двадцатипятилетняя девица из соседней палатки на турбазе. Ты случайно забрёл к ней, а она тебя не отпустила. Больше ты её никогда не видел, ничего про неё не знаешь. Лады?
Илья судорожно сглотнул. Такого он никак не ожидал. Он думал, что сейчас на него будут кричать, орать. Она и побить даже могла, силы хватило бы. Вон, какие рюкзаки ворочает. Ему сначала такие казались неподъёмными. А вместо битья и ругани она предлагает научить его! Да о таком он и мечтать не мог. Да, не удержался, который день в жаркой палатке наедине с почти обнажённой женщиной. Простыня не в счёт. И хоть раздевалась она в темноте, он всё равно по звуку определял, когда и что она с себя снимает. Глухое шуршание – футболка. Пружинящие застёжки – это лифчик. Шелест – брюки. А вот трусов он никогда не слышал. Не носит, что ли? Ведь под простынёй их тоже не было.
Илья попытался выразить своё согласие с условиями, но у него так пересохло в горле, что получилось только мычание.
– Я не поняла, ты что, не согласен?
Илья схватил Татьяну Павловну за руку, прижался к ней щекой, и только после этого наконец смог хрипло выдавить: — Согласен.
– Ну, тогда начали! Знаешь, что в сексе самое главное?
– Эрекция?
– Ошибаешься. Эрекции может и не быть совсем, а секс будет при этом, и, может быть, очень хороший.
– Как это, – не понял мальчишка.
– Анекдот знаешь? Сидят три женщины, и о своих мужьях треплются. У одной и зарабатывает, и половой гигант, у другой почти то же самое, а третья в сердцах говорит: – А мой, блин, трижды импотент!
Остальные хором: – Как это, трижды импотент?
– А так! У него и раньше не очень то махалка работала, а сегодня он из окна выпал, язык откусил и пальцы сломал.
Так что эрекция в сексе не главное. Главное в нём – подготовка.
– Ну и о чём тогда говорить? Дурак ты, Илюха, ой, дурак. Поверь, у тебя всё в порядке. Если мужчине не отстрелили всё напрочь, то он может восстановить что угодно, если от природы хоть что-то дано. А у тебя и проблемы никакой не было, просто ты пьяной дуре поверил. Мужчины, вообще, часто не знают своих возможностей. А потом, на старости лет, они вдруг обнаруживают, что и по часу – полтора способны, и по десять раз за день. А до этого думали, что на десять минут через день им лимит отпущен.
Илюха придвинулся поближе, помолчал, и всё-таки спросил:
– Неужели, действительно, можно по полтора часа этим заниматься?
Татьяна Павловна запустила руку в Илюшкины кудри и он замер, ловя каждое её движение. До сих пор вся инициатива принадлежала ему.
– Да хоть весь день, только надоест. Жизнь не может состоять из одного секса. Иначе будет скучно. Праздники иногда устраивать – это да, хорошее дело.
– А вы меня научите? Или у меня лимит этот есть?
– Успокойся, никакого лимита у тебя нет. И не может быть. Человек сам себя во всём ограничивает. По жизни. В деньгах. В карьере. В любви. В знаниях. Нет такой области, где люди себе не говорили бы: – Нет, я так не могу! Мне этого не дано! Знакомо?
Илюха снова задумался. Что-то слишком много его задумываться заставляют. Он то решил, что сейчас начнётся самое интересное, а она с ним разговоры разговаривает. А с другой стороны, никто и никогда такие темы с ним не обсуждал. Ну, трепались с парнями, каждый хвастался своими победами. И он, Илюха, тоже. Хотя нет, не хвастался. Просто делал вид, что всё это ему настолько хорошо знакомо и кроме снисходительной улыбки других эмоций на лицо не надевал. Почему то это действовало лучше, чем враки. Не рассказывать же про то, как зажимал девчонок в физкультурной раздевалке! Разве это подвиг? Да и особо интересного там ничего не было. В шестом – седьмом классе не у каждой девчонки можно было нащупать что-нибудь интересное. Но иногда вдруг в руку ложилась упругая мякоть, и тогда маленькая молния прожигала его насквозь. А у тёть Тани (Господи, как её теперь называть?) грудь большая и мягкая, наверное. Рука сама потянулась в темноте к тому месту, где по его расчётам должна она была находиться. Сначала он наткнулся на плотный живот. Такому прессу и молодой парень мог бы позавидовать! Продвинулся повыше, нежно погладил. Тёть Таня , нет, Таня, лежала спокойно, только чуть развернулась, чтобы ему было удобней. И тут Илюху прорвало. Он начал мять и тискать обеими руками и целовать.
– Тихо, ты, сумасшедший! Оторвёшь ведь. Полегче, полегче.
И она погладила его по плечу, показывая, насколько легче. А потом нашла своими губами его губы и поцеловала. Илюха, не отпуская груди, опять поторопился показать свою страстность и постарался пропихнуть свой язык как можно глубже, но его не пустили. Всё происходило в самом начале, в холле, так сказать. И губы у Тани были мягкие и сочные, и тут Илюха понял, что все поцелуи, которые у него до сих пор были, это химера, пустота. Можно считать, что он и не целовался никогда. Было так сладко, что он начал таять. Их руки лихорадочно пересекались, тела стали извиваться. Ему сначала показалось, что он не может делать всё одновременно: и целовать, и гладить, и прижиматься всем телом, но потом он перестал думать, а просто отвечал на каждое её движение. Он почувствовал себя опять сильным, и хотел уже использовать свою силу по назначению, но Таня сказала: — Подожди, мне так хорошо! – и он согласился терпеть. Терпеть столько, сколько она скажет…
Звон комаров за стенками палатки он услышал не скоро. Тысячи молний пробежали по его телу, которое выгнулось вольтовой дугой. А до этого была целая вечность ожидания, ну когда же будет можно? Наконец, его, как котёнка, перекатили на спину, и дальше от него ничего не зависело. Он много раз готов был выстрелить, но каждый раз Таня замирала и начинала гладить его плечи и целовать шею. Ему казалось, что он уже полностью опустошён, вымотан до предела, и каждый раз силы вдруг появлялись снова, и снова он двигался в такт её движениям. А в какой то момент она не замерла, а прижалась плотнее, и тут что-то взорвалось внутри и яркими змеями побежало прочь. Татьянин стон перешёл почти в плач, и он понял, что молнии пробежали не только по нему.
Долго он не мог вымолвить ни слова, губы пересохли, и только рука была способна на слабое благодарное пожатие.
Первой вернулась к жизни Татьяна. Где-то в ногах она смогла отыскать бутылку с водой. Жадно отпив несколько глотков, она предложила воды и Илюхе. Тот не был настолько благородным и смог оторваться от бутылки только тогда, когда полностью утолил бешеную жажду. Только пил он почти лёжа, как младенец из соски.
– Ну что, есть разница? – вопрос прозвучал задорно.
– Есть, только я её в темноте не вижу, — попытался пошутить Илюха.
– Надо же, живой, – удивилась Татьяна Павловна. – А я думала, укатали сивку крутые горки.
– Укатали, – согласно прохрипел Илюха. – У меня сил нет руки поднять.
Они помолчали.
– Тань, а Тань, а так хорошо всегда будет?
– Всё от тебя зависит, милый мой.
– Да где же от меня, когда вы сейчас парадом командовали!
– А потом ты будешь. Женщина должна подчиняться мужчине. Не всегда, но чаще. И женское счастье в том и состоит, чтобы найти такого, кто знает куда идти и что делать. Просто дураков, которых хлебом не корми, а дай покомандовать – пруд пруди. А настоящих мужчин и нет почти. В постели ещё встречаются, а вот в жизни нет. Вот, может, ты в настоящего вырастешь?
– Я постараюсь.
Илюхе казалось, что за последний час он повзрослел лет на десять. Все истины, которые ему надо было постигнуть, плавали где-то рядом в пространстве, и казалось, что надо только протянуть руку и взять, зажать в кулак, а потом положить у себя в голове на нужной полочке.
Илюхе казалось, что за последний час он повзрослел лет на десять. Все истины, которые ему надо было постигнуть, плавали где-то рядом в пространстве, и казалось, что надо только протянуть руку и взять, зажать в кулак, а потом положить у себя в голове на нужной полочке.
Но заниматься раскладыванием по полочкам у него не было ни сил, ни желания. Желание было другое – прижаться к упругому женскому телу, вдыхать его запах, гладить его, целовать. Илюхе захотелось увидеть глазами, какое оно, Танино тело. Он потянулся к изголовью, нащупал фонарь, и нажал на кнопочку. Татьяна поняла его. Стесняться ей было нечего. Она отличалась прекрасной фигурой в молодости, и после трёх родов легко и непринуждённо восстановила себя. Её младший сын был чуть старше Ильи. Всего на два года. Хорошо, что они не знакомы, уж больно ситуация стала бы пикантной, встреться они. Ещё не хватало, чтобы он узнал про любовную связь матери с мальчишкой младше него самого. Не поймёт. И осудит. Он и на взрослых то смотрит косо.
Сил у Илюхи хватило на то, чтобы уткнуться Татьяне в грудь и начать её целовать. Она обхватила его своей ногой, плотно прижав к себе, и какое-то время они молча и иступлённо целовались. Он, вбирая прежде неведомое, она – воскрешая давно прошедшее. Илюха немного осмелел и стал прикасаться руками к местам, ранее запрещённым. Втайне он желал, чтобы и она прикоснулась к нему также, пытался делать намёки, но она почему то на них не реагировала. Зато на лице не осталось места, которому она не уделила бы внимания, то поцелует, то потрётся щекой о его щёку. Один раз она провела рукой над его губами, и Илюха явственно услышал скрип щетины.
– Ой, – испугался он, – я, наверное, исколол вас.
– Да уж, завтра кожа будет шелушиться, но если б ты знал, как приятно прикасаться к тебе! Тем более, что щетина у тебя ещё мягкая, нежная. Пусть шелушится, переживу.
Но он стал немного аккуратнее и теперь не возил своим подбородком по её коже, а только мягко прикасался губами. Зато руки его увлеклись не на шутку исследованием глубин.
– Что-то ты анатомией заинтересовался, милый, – тихий шёпот коснулся его уха. – Там снаружи выпуклость есть, клитор называется, его приласкай так, как хотел бы чтобы тебя приласкали. Да, верно, вот здесь.
Илюха почувствовал, что под рукой у него стало что-то набухать и становиться горячим. Вот тогда то он и дождался, Татьяна обхватила его уже напрягшееся естество и начала его ритмично сжимать и гладить. В голове начался звон, он почувствовал приближение огненных змей, но они куда-то отступили, и он просто поплыл по течению. Наконец он не выдержал, лёг сверху и с размаху вошёл в прежде запретное. Татьяна подалась навстречу, немного отпустила его от себя, и удержала, не пустила снова вглубь.
– Остынь, – приказала она, и правильно сделала, потому что змеи опять были близко.
Они продолжили, когда он успокоился. Потом он сам научился останавливаться, и понял, что лимита действительно нет. Надо только суметь почувствовать близящийся конец. И только он подумал, что может так продолжать до бесконечности, как внутри у Тани стало всё содрогаться и сжиматься. И всё, больше он с собой совладать не мог. Его хриплое: — А-а-а-х, — слилось с её стоном-плачем. Секунду он пытался удержать своё тело на весу, но «силы вдруг разом покинули тело» и он упал на женщину, которая вдруг, за одну ночь, стала для него самой лучшей женщиной на свете. Обрывки сознания спросили, откуда строчка про силы, покинувшие тело. Ответить он не смог, и уложил голову на Татьянину грудь.
Она чуть-чуть подождала, потом согнула по очереди его руки в локтях и сказала: – Мне тяжело, обопрись на свои руки, а голову оставь, пусть лежит.
Когда он снова вернулся к действительности, они уже лежали рядышком, и её нога опять обвивала его ноги.
– Тань, а как у тебя было в первый раз? – Илюха набрался смелости и задал давно занимавший его вопрос.
– Ой, да неинтересно.
– Ну расскажи.
– Да нечего рассказывать.
– Ну расскажи, что нечего.
– Ну, замуж я собралась. Каким образом мы с ним об этом договорились, я уж и не помню. Всё, что было у него хорошего, так это рост. Метр девяносто пять, не меньше. Мой ровесник. Нам обоим по девятнадцать было. И что мне замуж за него приспичило, хоть убей – не понимаю. Первое предложение руки и сердца, не иначе это сыграло свою роль. На правах невесты я уже переселилась к нему, но у нас всё ещё было невинно, хоть и спали мы вместе. А потом как-то он был чуть выпивши и попробовал заняться со мной любовью. Против я, естественно, не была. Без пяти минут муж, как никак. Но у него ничего не вышло. Но не из-за слабости, а из-за того, что слишком большой размер имел. Мы с ним неделю мучились, пока получилось. А оказалось – зря. Удовольствия то никакого и не было. Отмахал он своей дубиной, я даже по часам успела заметить, пять минут, и завалился спать. Спасибо свекрови, несостоявшейся, слава Богу. Отговорила она его. А то я, дура, мало того, что алкаша мужа бы получила, так ещё и в постели радости никакой не было бы. Так что мой низкий ей поклон. Не судьба это моя была. И с твоей девчонкой так же, не судьба, а ты расстраивался.
– Так получается, что ты моя судьба? – воскликнул Илья.
– Ты мне это брось! Мы же с тобой договорились. Я тебя учу и больше ничего. Никаких любовей-морковей. И «на ты» ты зря перешёл. Я ничего не имею против, но придём в партию, там что, при геологах и при матери своей тоже будешь мне говорить: – Таня, ты? – она же в обморок упадет.
И скажи, пожалуйста, ты лошадей, часом, не специально отпустил, чтобы мы с тобой пешком больше недели добирались?
– Да нет, Тань, и в мыслях не было. Тогда я очень смирным был. Я первый раз к тебе притронулся уже после того, как мы пешком пошли. Да и откуда я узнал бы, что ты примешь решение не назад возвращаться, а вперёд идти?
– Да, тут ты прав, и я тебе верю. Если бы я не имела привычки брать с собой голубей, то пришлось бы возвращаться. Иначе там бы уже поисковый отряд выставили бы, как только лошади вернулись бы. А сейчас давай-ка на боковую, а то если спать будем по четыре часа, то и за две недели не дойдём.
Она повернулась к нему спиной. Он хотел было обидеться, но Татьяна плотно придвинулась к нему, легла в него, повторив его положение. Илюха обнял её левой рукой, не преминув ухватиться за спелую мякоть, и подумал: — Разве можно тут заснуть, когда Таня рядом.
Через две минуты он уже посапывал ей в плечо, а вот его учительница против своего обыкновения заснуть никак не могла. Татьяну Павловну всё ещё мучила мысль о правильности её поступка.

Источник: ПРОЗА.РУ


Самое удивительное здесь — не откровенный рассказ главной героини. Обратите внимание на отзывы читателей, среди которых ни один не закричал: РАСТЛИТЕЛЬНИЦУ — К ОТВЕТУ! Хотя всем ясно, что речь идет о статье УК. Однако народ восклицает: «Да-а, мне бы такую учительницу!..»

Disclaimer · Новости · Отзывы · Ссылки · Контакты · Добровольные пожертвования
Митя и Даша · Последняя жизнь · Чепухокку · Электрошок · Пазлы · Процедурная · Божья коровка · Лолка · Доля ангела · Эффект бабочки · Эбена маты · Андрей Тертый. Рождество · Хаус оф дед · Поцелуй Родена · Белые крысы · Маслята · Смайлики · Три смерти · Ехал поезд запоздалый · Гиперболоид инженера Яина · Стилофилия · Школьный роман · Родинка · Лихорадка Эбола · Красненькое оконце · Версия Дельшота
В оформлении использованы работы: САЛЛИ МАНН, ТРЕВОРА БРАУНА, ДЖОКА СТАРДЖЕСА, РЮКО АЗУМЫ, СИМЕНА ДЖОХАНА, МИХАЛЬ ЧЕЛБИН и других авторов, имена которых нам не известны, но мы будем признательны, если вы сообщите их в редакцию сайта.
Copyright © , 2008-2012.
При использовании текстов прямая активная ссылка на сайт обязательна.
Все права охраняются в соответствии с законодательством РФ.